НЕФТЯНОЙ МАНЕВР. ПУТИН МОЖЕТ ОСТАВИТЬ БЕЛАРУСЬ БЕЗ ДЕНЕГ, А УКРАИНУ – БЕЗ ГОРЮЧЕГО

НЕФТЯНОЙ МАНЕВР. ПУТИН МОЖЕТ ОСТАВИТЬ БЕЛАРУСЬ БЕЗ ДЕНЕГ, А УКРАИНУ – БЕЗ ГОРЮЧЕГО

Беларусь в скором времени прекратит получать из России беспошлинную нефть и более не сможет продавать Украине нефтепродукты по прежним ценам.

Маневр не на радость «батьке»

4 августа Владимир Путин подписал закон о постепенном снижении экспортных пошлин на нефть в рамках налогового маневра в нефтяной отрасли. С 1 января 2019 г. экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% до 0% при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на нефть. Весь этот процесс займет несколько лет, а правительство имеет право в случае резкого роста цен на топливо на внутреннем рынке вводить дополнительные тарифы на экспорт нефти.

Эта реформа, под общим названием «налоговый маневр», прорабатывалась в России несколько последних лет. Маневр подразумевает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть с 30% до 0% от ее цены, а также сокращение ставок вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты параллельно с повышением НДПИ для нефтяных компаний. Российскому бюджету такая замена ничем не грозит, скорее даже повысит его доходы. Но «налоговый маневр» сильно ударит по Беларуси, и этот удар может очень болезненно сказаться на Украине.

Дело в том, что Беларусь, успешно эксплуатируя статус «самого близкого и преданного союзника России», получает из РФ нефть без пошлин. По оценкам Минфина РФ, российский бюджет теряет только на одних беспошлинных поставках нефти в Беларусь свыше $3 млрд в год — такова часть (не самая крупная) кремлевской платы за лояльность Лукашенко. Часть российской дешевой нефти Минск реэкспортирует на Запад, остальное перерабатывает и продает бензин и дизтопливо в Западную Европу и Украину.

Соответственно пошлины на нефть и нефтепродукты поступают в белорусский, а не в российский бюджет. В 2017-м эти поступления составили порядка $2,5 млрд или около 5% ВВП Беларуси.

Если для Беларуси нефть станет стоить столько же, сколько и для остальных покупателей, Лукашенко лишится нефтяной субсидии. За новую поддержку белорусским властям снова придется торговаться с Кремлем. Но вне зависимости от того, какой будет (или не будет) эта поддержка, уже понятно: Беларусь более не сможет продавать в Украину по выгодным ценам нефтепродукты с Мозырского НПЗ.

А это очень серьезный объем поставок. По данным Государственной фискальной службы, Украина в январе-июне 2018 г. импортировала 3 млн 416,382 тыс. тонн нефтепродуктов (по коду ТНВЭД 2710 — бензины, дизтопливо, мазут, реактивное топливо и пр.), что на 1,1% больше, чем за аналогичный период 2017 г. Но если объем поставок вырос ненамного, то в деньгах рост значительный. За январь-июнь нефтепродуктов импортировано на $2 млрд 223,958 млн — это на 27,4% больше, чем годом ранее.

Структура импорта такова: из Беларуси — 40,31% всего топлива ($896,399 млн), из РФ — 37,41% (на $832,035 млн), из Литвы — 9,63% (на $214,093 млн), других стран — 12,65% (на $281,431 млн).

Кто закроет «белорусскую брешь»?

В 2015-2017 годах Украина вдвое увеличила импорт дизтоплива из России и бензина из Беларуси. «Анализ географической структуры импорта дизельного топлива за период 2015-2017 гг. демонстрирует существенное увеличение объемов импорта дизельного топлива из Беларуси, Литвы, Туркменистана и двукратное увеличение — из РФ. Также двукратное увеличение объемов импорта бензина наблюдается из Беларуси — в 2015 г. было импортировано 621 тыс. т, в 2016-м — около 1,2 млн тонн, в 2017 году — почти 1 млн т, что составляет около 80% от всего импорта бензинов в Украине», — говорится в сообщении «Держзовнішінформу».

Собственная украинская нефтепереработка находится в глубоком кризисе, чему поспособствовала техническая отсталость (низкая эффективность крекинга нефти с невысоким выходом светлых нефтепродуктов), открытость украинского рынка нефтепродуктов (украинским НПЗ труднее конкурировать с импортом), поставки значительных объемов «транзитных импортных» серых нефтепродуктов.

В разное время на украинских НПЗ перерабатывалось от 24 млн тонн нефти (2004 г.) до 10 млн т (2010 г.). В последние же годы — лишь порядка 2,1-2,3 млн тонн. Доля собственного украинского дизтоплива на внутреннем рынке в 2016-2017 гг. опустилась всего до 10-11%, остальное потребление закрывают поставщики из Беларуси, Литвы, РФ и Польши.

Здесь надо понимать: доминирование на украинском рынке иностранных поставщиков моторного топлива привело к тому, что цены на нефтепродукты формируются с премией к котировкам. То есть нехватка собственного бензина и дизтоплива приводит к более высоким ценам на нефтепродукты для конечного потребителя (по оценкам, разница составляет 20-50 долларов/тонна). И эти деньги, к тому же, уходят из Украины.

Из шести украинских НПЗ сегодня реально работает (и то далеко не на полную мощность) только один — Кременчугский. Лисичанский НПЗ, оказавшийся на оккупированных территориях, потерян; Надворянский, Дрогобычский и Херсонский нефтеперерабатывающие заводы остановились еще в 2005-2007 гг. — из-за технической отсталости и, как следствие, экономической неэффективности. Одесский НПЗ остановился в начале 2014 г., и его периодически пытаются реанимировать. Хотя прежде Одесский НПЗ был самым низкоэффективным среди украинских заводов, с выходом светлых нефтепродуктов ниже 50%.

«Что касается бензина, то тут 43% рынка занимают украинские производители, поставки из Беларуси составляют 45%. Мощностей украинских НПЗ достаточно, чтобы полностью обеспечить рынок бензином в случае прекращения поставок из Беларуси, — сказал в комментарии для «ДС» президент «Нефтегазовой Ассоциации Украины» Дмитрий Кулик. — Также Украина импортирует бензин из Прибалтики, Литвы, Польши. Доступен импорт по морю в любых количествах, поскольку в Европе избыток производства бензина. Так что дефицит бензинов Украины не угрожает. Но прекращение поставок из Беларуси может привести к росту стоимости топлива».

Что же касается дизельного топлива, то, по словам Дмитрия Кулика, его внутреннее производство составляет 13%, а из Беларуси Украина импортирует 35% потребляемого дизтоплива. Здесь главный риск в случае прекращения белорусских поставок — резкое увеличение доли группы «Приват», которая контролирует Кременчугский НПЗ  и крупнейшие морские перевалочные комплексы в Одессе и Черноморске, которые будут задействованы для ликвидации дефицита в первую очередь.

«Согласно прогнозам, в случае прекращения поставок ДТ из Беларуси, прежде всего на перевалочные мощности Группы придется нагрузка по морскому импорту топлива. В сумме с производством доля данного игрока вырастет до 30-40%. В случае, если одновременно с Беларусью будет перекрыт импорт из России, доля группы «Приват» превысит 60% рынка дизельного топлива. Поэтому дефицит ДТ Украине не угрожает. Но прекращение поставок из Беларуси может привести к росту стоимости дизтоплива», — резюмировал президент НАУ.

Единственный работающий НПЗ на такую страну, как Украина, — это ненормально. Стоимость строительства нового и очень современного нефтеперерабатывающего завода «с нуля» — $1 млрд. Но для Украины это была бы очень хорошая инвестиция, которая позволила бы не только повысить энергетическую безопасность страны, но и снизить стоимость топлива на внутреннем рынке. До сих пор разобщенность интересов различных олигархических групп не позволяла начать реализацию подобного проекта.

Быть может, прекращение поставок бензина и дизтоплива из Беларуси все же подтолкнет процесс? Благо, время еще есть. Российский «налоговый маневр» в нефтяной отрасли займет несколько лет — как раз хватит для строительства нового НПЗ. Такой завод мог бы покрывать потребность Украины в бензине и дизтопливе (по разным оценкам, суммарно примерно 6,8-7,5 млн тонн в год), перерабатывая ежегодно 15-16 млн тонн нефти. Одновременно будет производиться около 3-3,5 млн тонн мазута — он найдет спрос как топливо для ТЭС, вместо угля и газа, и примерно 0,5-0,7 млн тонн битума (используется для ремонта дорог).