ПЛАМЯ И ЯРОСТЬ. КАК США ИГРАЮТ С КНДР В ХОРОШЕГО И ПЛОХОГО КОПА

ПЛАМЯ И ЯРОСТЬ. КАК США ИГРАЮТ С КНДР В ХОРОШЕГО И ПЛОХОГО КОПА

Несдержанность Дональда Трампа всех расшевелила.

Вашингтон на этой неделе в ударе. Соединенные Штаты успели и россиянам пояснить, в каком русле двигаться ради диалога; и план по борьбе с «Исламским государством» на Филиппинах придумали. Одновременно остро был поставлен северокорейский вопрос. Остро до такой степени, что в США и Европе уже видят начало ядерной войны, пишет ДС.

Началось все с информации разведки, предоставленной The Washington Post, согласно которой у режима в Пхеньяне уже есть миниатюризированные ядерные боеголовки. Они могут быть установлены на баллистические ракеты, включая межконтинентальные. И КНДР ранее провела успешное испытание ракеты, которая может достичь Америки.

Естественно в Белом доме эту новость восприняли с тревогой. И даже больше. Хотя, справедливости ради, заметим, что Дональд Трамп еще на прошлой неделе устами сенатора Линдси Грэма выразил готовность убивать «там» тысячи людей, если уж войне между Штатами и Северной Кореей быть. «Если будет война, чтобы остановить (Ким Чен Ына), она состоится. Если тысячи умрут, они умрут там. Они не умрут здесь. И он сказал мне это в лицо. И это может звучать провокационно, но на самом деле нет. Когда вы президент Соединенных Штатов, кому вы преданы? Народу Соединенных Штатов», — пересказал Грэм суть беседы с президентом.

На публикацию WP от 8 августа Трамп отреагировал очень резко. Он дал брифинг для прессы в гольф-клубе в Бедминстере, где отдыхает во время своего 17-дневного отпуска. «Для Северной Кореи лучше больше не угрожать США. Они встретятся с пламенем и яростью, которую мир еще не видел», — заявил Трамп, уверенно и холодно глядя в объективы.

А что Пхеньян? Скажем, так он отреагировал, как и следовало ожидать. Тем более, что буквально на днях, 5 августа, Совбез ООН в ответ на июльские испытания ракет «Хвасон-14» одобрил расширение санкций. Ограничительные меры предусматривают запрет на импорт из КНДР, в частности, железа, железной руды, свинца, угля и морепродуктов; заморозку средств Банка внешней торговли КНДР и закрытые порты для северокорейских судов, нарушивших резолюции ООН. В США подсчитали, что в полной мере санкции лишат Пхеньян $1 млрд ежегодных валютных поступлений. И это из $3 млрд всего.

Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) 7 августа распространило заявление о нарушении Совбезом ООН суверенитета страны. И Пхеньян подчеркнул, что никаких переговоров с Штатами не будет до тех пор, пока Вашингтон продолжает «враждебную политику в отношении КНДР». В тот же день глава дипломатии Северной Кореи Ли Ен Хо наотрез отказался наладить отношения с Южной Кореей. Соответствующее предложение еще в июле сделал новый южнокорейский президент Мун Чжэ Ин. А отказ прозвучал на саммите ASEAN в Маниле, где Ли встретился с южнокорейским коллегой Кан Ген Хва. «В ситуации, при которой Юг сотрудничает с США в плане усиления давления на Север, такие предложения выглядят неискренними», — цитирует Ли южнокорейское агентство Yonhap.

Потому-то и без того постоянно ощетинившаяся КНДР на заявление Трампа отреагировала крайне радикально. ЦТАК проинформировало, что силы Корейской народной армии рассматривают возможность ракетного удара по районам острова Гуам с помощью баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12». И, как стало известно после, план якобы будет готов уже к концу этого месяца. А почему собственно Гуам? Все просто — там находятся военные базы США, включая базу ВВС США «Андерсен», где находятся стратегические бомбардировщики».

Это обещание не на шутку встревожило не только Гуам, но и американский и европейский истеблишмент. Потому госсекретарь Рекс Тиллерсон поспешил всех успокоить. Он стал хорошим копом, пока его босс был плохим. Перед посадкой на том самом Гуаме госсекретарь заявил, что американцы «могут спать спокойно по ночам». По его словам, резкие замечания хозяина Овального кабинета продиктованы желанием достучаться до Ким Чен Ына. И, якобы, сделать это в понятной тому манере. А сам Трамп конечно же хочет решить вопрос мирно. Вот кратко пояснение Тиллерсона.

Только вот незадача. В один день с комментарием главы Госдепа, 9 августа, появилось заявление и министра обороны США Джеймса Мэттиса. И оценка «Бешеного пса» диаметрально противоположна той, которую озвучил бывший руководитель Exxon Mobil. «Северная Корея должна прекратить пребывать в изоляции и отказаться от попыток разработать ядерное оружие. КНДР следует прекратить обсуждение любых действий, которые приведут к концу ее режима и гибели ее народа», — заявил глава Пентагона, спрогнозировав поражение Северной Корее в гонке вооружений.

На самом деле такие разные заявления из администрации объясняются наличием внутренней борьбы и сумбуром, последовавшим после заявления президента. Ведь, как рассказал Politico, один чиновник в Белом доме, заявление Трампа было «экспромтом», о котором никто не был осведомлен. «Я думаю, что он просто хотел показать Северной Корее, что устал от этого всего», — заявил источник. И, по словам других чиновников в администрации, президент на самом деле все больше раздражен действиями и словами Ына. Он периодически спрашивает у помощников: «Да что с этим парнем не так?».

Как бы то ни было, но он сказал то, что сказал. И этим изменил баланс в США. Если точнее, то в Вашингтоне условно есть четыре лагеря сторонников того или иного варианта решения северокорейской проблемы. Первый: считают, что нужно менять власть и вывезти Кима. Второй: мирный договор в обмен на денуклеаризацию; Третий: те, кто хотят, чтобы Китай давил на Пхеньян ради достижения соглашения. И четвертый: те, кто поддерживают силовой вариант. К последним точно можно отнести Линдси Грэма и Джеймса Мэттиса. И министр уже действует. 10 августа источники NBC рассказали о том, что в ведомстве готов план превентивного удара по пусковым установкам Северной Кореи и будет приведен в исполнение, если Трамп отдаст приказ. Согласно плану, атаку будут проводить тяжелые стратегические бомбардировщики B-1B с базы «Андерсен». Причем пилоты отрабатывают эту стратегию с конца мая, успев провести 11 тренировочных вылетов. Теперь понятно, почему Пхеньян выбрал именно Гуам.

Вот и выходит, что нетерпеливый, грубоватый Трамп, незнающий тонкостей дипломатии и управления государством, своими особенностями сыграл на руку «ястребам». Сам Трамп ведет себя как и многие боссы, владельцы компаний разных размеров. Он считает, что задает курс, он светоч мысли, а подчиненные уже упорядочат и поправят. Но он также и не задумывается над тем, что решение вопроса лучше поручить экспертам, которых нанял, а не считать себя специалистом широкого профиля. Причем, дескать, отличного.

Помнится, медиа резонно очень не понравилось намерение президента вовсе отказаться от общения Белого дома с журналистами, и перейти в режим пресс-релизов. Однако чем дальше в лес, тем более социофобия Трампа кажется разумным выбором. «Отберите у него микрофон, кто-нибудь». И Twitter тоже. Да, он в некотором роде помог Мэттису. Но слишком уж нестабилен этот химический элемент, дихромат оранжевого цвета, в американском организме. Не исключено, что пока в Минобороны будет идти все своим чередом, президент снова что-то скажет и все наработки коту под хвост.

Не зря так встревожились союзники в Европе. Они едины в призыве быть сдержаннее. «Мы наблюдаем за растущим напряжением в риторике вокруг Корейского полуострова с огромным опасением. Поэтому мы призываем все стороны проявить сдержанность», — сказал в среду спикер МИД ФРГ Мартин Шефер, отвергнув «военный вариант». Того же мнения была и пресс-секретарь Еврокомиссии по дипломатии Кэтрин Рэй, которая считает необходимым разрешить кризис на Корейском полуострове мирными способами. А в Париже похвали решимость Трампа, но, по словам представителя правительства Кристофа Кастанера, Франция «обеспокоена» и призвала «все стороны действовать ответственно». «Соседи» КНДР более напряжены по понятным причинам. Так, премьер Новой Зеландии Билл Инглиш заметил, что комментарии Трампа «не являются полезными в очень напряженной обстановке».

С одной стороны, в американском государстве работает система сдержек и противовесов. Потому можно было бы не бояться, что Трамп развяжет ядерную войну — администрация и Конгресс воспрепятствуют этому. С одним «но». Если бы в Пхеньяне не сидел другой капризный и жестокий ребенок — Ким Чен Ын. Трампа-то удержат, а кто удержит Ына, расстреливающего «предателей» из зенитки? Так что страхи лидеров Европы не лишены оснований. С другой стороны, поведение Кима является постоянным источником беспокойств. Нет гарантий, что диалог, смягчение санкций и помощь КНДР через Китай благотворно повлияют на режим. Мог бы помочь уход американцев из Южной Кореи, объединения с которой годами добивается Север. Однако это было бы серьезным геостратегическим поражением для США, поскольку в регионе помимо КНДР есть еще Китай и Россия. Сделать им такой подарок Вашингтон физически не может. Пока же в Штатах продолжается обсуждение: выбрать план Мэттиса или смягчить тональность. Теоретически оба варианта, быстрая точечная атака по лидерам и неторопливое давление с пряником, могут решить проблему. Вопрос в том, сторонники какого подхода окажутся убедительнее.

И в процессе важно понимать, что из себя представляет Северная Корея. Ведь текущий конфликт в некотором роде — это следствие выбора США и СССР. Они надеялись разделением страны по 38-й параллели добиться устойчивого мира. Вместо того получили постоянно подпитываемую угрозу, исходящую из самой закрытой страны в мире. Нельзя с полной уверенностью сказать, что выбор был ошибочен. Вашингтон и Москва полагали, что он поможет. Однако сама история тому противоречила: Корея успела настрадаться от интервенций монголов, японцев, китайцев и постоянно пребывала промеж нескольких огней. Плюс сказывается долгое отсутствие своей внешней политики под управлением Китая. В совокупности сформировалось движение к добровольному изоляционизму после очередной иностранной экспансии — масштабного конфликта в 50-х. А еще нельзя не упомянуть неравномерное развитие Севера и Юга, как в случае с ФРГ и ГДР. Сеул ведь располагал щитом в лице американцев и поддержкой США, потому сейчас успешен. А в КНДР пустынные дороги и постоянное сокращение пайка.