ПО ЗАКОНУ ГОР. ЗАЧЕМ ПУТИНУ ГРЫЗНЯ КАВКАЗСКИХ КЛАНОВ

ПО ЗАКОНУ ГОР. ЗАЧЕМ ПУТИНУ ГРЫЗНЯ КАВКАЗСКИХ КЛАНОВ

Править дикими племенами можно только стравливая их друг с другом и провоцируя на кровную месть.

Три новости:  о списании газовых долгов с населения Чечни на 9 млрд руб., согласно решению Заводского райсуда Грозного по иску чеченской прокуратуры к ООО «Газпром межрегионгаз Грозный»; о предложении Министерства юстиции РФ освободить от ответственности должностных лиц, бравших взятки в ситуации, когда  избежать этого было невозможно из-за объективных обстоятельств непреодолимой силы; и, наконец, об аресте сенатора Совфеда от Карачаево-Черкесии Рауля Арашукова — нежданно оказались тремя частями паззла, который у нас на глазах собрался в единое целое.

Напомним, что решение Заводского райсуда вызвало ажиотаж в остальных регионах РФ, где тоже накопилось немало долгов. Схема  выглядела просто: де-факто волей главы региона, в кармане у которого, понятное дело, сидят прокуратура и суд, долги, как по волшебству, аннигилировались. Но простота была обманчива: решение райсуда могло быть отменено в высших инстанциях. Все затаили дыхание, ожидая развития событий: не столько, впрочем, формального протеста на вынесенное судебного решения, сколько реакции из Кремля. Но Кремль держал паузу, и события не развивались никак. Тема вяло забалтывалась, но другим претендентам немедленно и твердо заявили, чтобы они ни о чем подобном и не думали. Это вызвало очередной приступ зависти к особому положению Чечни и лично Рамзана Кадырова и немного повысило и без того немалый градус неприязни к ним. Но зависть и неприязнь не могли изменить очевидного: не каждый глава субъекта РФ убил своего первого русского уже в 16 лет, а значит, и чеченские льготы положены не всем.

Тем не менее приступ всероссийской завистливой «жабы» вызвал рост социальной напряженности, тоже всероссийский, чего не могли не заметить в Кремле, где его боятся как огня. При этом сам Кадыров аккуратно подстраховался, заявив, что речь, мол, идет о долгах, которых уже не взыскать: была война, погибшие — так что списать их придется, ибо взять не с кого… Ну, кроме разве что из бюджета Чечни, который находится на дотации федерального центра. Это не могло не вызвать в Кремле уже крайнего раздражения — но Кадыров и рассчитывал на него.  Его заявление явно противоречило динамике роста чеченских газовых долгов, хотя тут хитроумный вождь оставил себе лазейку, в которую мог при неудаче уйти ужом, пожертвовав несколькими исполнителями. В целом же операция Кадырова носила провокативный характер: фантастической наглости попытка списать долг, объявив его безнадежным, не могла не спровоцировать поверки его происхождения, притом, учитывая болезненности темы и масштабов скандала, проверки московской.

Понятно, что Кадыров, по-волчьи хитрый и знающий, как работает госаппарат в России, мог запустить такой шар только преднамеренно. Неясно было лишь, в кого именно он метит, поскольку за пределами Кавказа местные расклады мало кому известны. Но после ареста сенатора Рауфа Арашукова все встало на свои места.

Была ли у клана Арашуковых возможность уйти из-под удара? Была, но в сложившейся ситуации только одна: признать поражение, хотя бы частично, и вступить в торг с Кадыровым. Начать для виду, оттягивая время, проверять происхождение чеченских долгов, понимая, что хотя бы часть из них придется списать, и ища равновесия между запросами Кадырова, с одной стороны, и Газпрома — с другой.  Вместо этого ЗАО «Газпром межрегионгаз Грозный» с подачи головного предприятия подало апелляцию на решение Заводского райсуда — мол, не доказано, что задолженность безнадежная.  Советником же гендиректора ООО «Газпром межрегионгаз», занимавшимся вопросами юга России, был Рауль Арашуков, отец Рауфа.

Тогда-то Кадыров и положил на стол Путину заранее собранные материалы на сына и отца, Рауфа и Рауля Арашуковых, — на две ключевые фигуры, державшие на плаву весь перешедший ему дорогу клан.

Почему Рауф и Рауль Арашуковы неверно среагировали, сказать трудно. Вероятно, они переоценили силу своих позиций — и совершили ошибку, сгорели на работе. Хотя, возможно, что и не до конца, поскольку игра продолжается. У Рауля-отца есть неплохие шансы выскочить на свободу,  отделавшись материальным ущербом, да и Рауф-сын может еще всплыть. Но и при удачном для них развитии событий оба они, если даже и выгребут — с большими потерями, не сразу, — лишатся существенной части влияния. Казалось бы, Кадыров может праздновать победу, но и тут не все так просто.

Весь прочий антураж: шесть классов образования Рауфа Арашукова, его дворец, причастность к убийствам, пока только двум, но при желании их можно будет раскопать и больше, просто больше пока не надо, а также то, что крошечный аул Хабез с населением  в 6500 человек оказался одним из ключевых поставщиков  кадров для «Газпрома», — не более чем картинка для русской толпы. Толпе покажут то, что ей позволено видеть: мудрого Путина, давшего личное разрешение на арест Рауфа Арашукова, о чем прямо  заявили в новостях, еще раз приучив холопов к мысли, что никакого закона в России нет, а есть только царская воля. И сам картинный, прямо в Совфеде, арест, и общий план падения кавказского клана, все это вызовет — уже вызвало! —  моральное удовлетворение в регионах, заменив собой списание им газовых долгов. Падение, правда, больше на публику, скорее мнимое, чем реальное, поскольку клан Арашуковых в целом хотя и понесет потери, но уцелеет — выкорчевать его из Газпрома не то чтобы невозможно, а просто не нужно Кремлю. Потому что это очень нужно Кадырову, но слишком усилило бы его позиции, и потому такого уровня поддержку он не получит.

Наконец, русским холопам укажут и на общую тенденцию: на то, что мудрый царь начал борьбу с нерадивыми чиновниками, само собой, сплошь нерусскими.

Правда, идея о том, что боярина можно и посадить тут же вызвала нежелательное брожение холопских умов. На сайте «МБХ Медиа» даже появился список других сенаторов, находящихся на свободе, но заслуживших ареста не менее, а то и более, чем Рауль Арашуков. В списке 18 фамилий, всего же сенаторов 170. 

Разумеется, никаких последствий эта самодеятельная активность иметь не будет. Во-первых, казнить и миловать в России может только царь. Во-вторых, в криминальном псевдогосударстве, которым правит уголовник,  и сенаторы должны быть разбойниками — ну, а кем же ещё? Так что куцый список говорит только о слабой информированности его составителей. Впрочем, оно, вероятно, и к лучшему для них, ибо блаженные неведающие, во многом знании — много печали, и, вообще, меньше знаешь — крепче спишь.

 В свою очередь, Рауф Арашуков все эти восторги толпы отлично просчитывает, и, даже в СИЗО, троллит русский плебс, то требуя переводчика из-за якобы незнания русского языка, то демонстративно, на камеру, отказываясь есть тюремную пищу. Такое поведение вызывает даже некоторое уважение. Да, конечно, он бандит, но при этом не боится открыто демонстрировать моральную пропасть, отделяющую его от толпы прирожденных холопов — самого низшего социального слоя России, неспособного даже на клановую солидарность и коллективный разбой.

Но Рауф Арашуков — часть системы, и вырезать его из нее, не нанеся системе травм, невозможно, даже при том, что сама система при первых признаках опасности начала отторгать от себя тело сенатора, ставшее инородным. Действовала она рефлекторно, то есть безо всякой личной неприязни к Рауфу. Здесь тоже многое сокрыто от посторонних глаз, но и то, что вылезло на свет, весьма показательно.

Вылезли же метания РПЦ, не сразу уловившей направление ветра, и то лишавшей, то не лишавшей Рауля-старшего двух православных орденов, так что лишь спустя три дня и четыре опровержения самих себя там разобрались, наконец, откуда дует, и решили не лишать. Вылезли и суетливые попытки всякой мелочи откреститься от знакомства с Раулем, который, в частности, «силой» заставил главу СК РФ Бастрыкина ездить на отдых в свой спа-отель в Карачаево-Черкесии, а «мастеров русской культуры» — Волочкову, Канделаки, Баскова, Киркорова и далее по списку — выступать у него на корпоративах, разучивая песни на черкесском языке и получая нехилые гонорары, — что, впрочем, те сейчас наглухо отрицают, а также сопровождать его в поездках за рубеж в качестве ВИП-эскорта. Все это ясно говорит о том, что закон о взятках, полученных в силу неодолимых обстоятельств, будет принят Госдумой на ура и во всех чтениях сразу. Суета по отмежеванию от Арашуковых дала и наглядное представление о том, что будет твориться в России, когда настанет пора отмежеваться от Путина.

И, наконец, самое интересное: а что же выиграл Путин, давший добро запустить эту карусель?  Едва ли его взволновали 30 млрд газовых рублей, присвоенных Арашуковыми, — это всеобщая практика, и технологий такого присвоения много, от простой регулировки счетчиков, которую проводит сам Газпром, до изощренных схем вроде той, которую десятилетиями реализуют в полумолдавском-полуроссийском  Приднестровье, где $7 млрд газового долга вроде бы и есть, но взять их не с кого. Кстати, два года назад их было $6 млрд, и рядом с масштабом в $500 млн в год Арашуковы — просто дети, сошедшие с гор и засевшие в песочнице. К тому же они определенно не самоубийцы и, несомненно, отчисляли положенную долю в черную кассу Кремля — ту, из которой и финансируются ихтамнеты, Вагнер и прочие скрепы.

Тогда зачем это понадобилось Путину? Здесь тоже все объяснимо. Позволив Кадырову списать газовый долг, — а он, очевидно, будет списан — Путин укрепит ненависть россиян к Чечне, еще жестче привязав чеченцев к отведенной им роли кавказских овчарок, пасущих русское стадо. Переломив же с подачи Кадырова арашуковский клановый хребет, но не позволив ему их добить, кремлевский карлик сделает закладку на будущее, в котором ему может понадобиться дубина уже на отбившихся от рук Кадыровых. К тому времени Арашуковы, возможно, оправятся от удара, а на Кавказе живут долго и помнят еще дольше. Подобное же лечится подобным, и в Кремле хорошо усвоили этот урок по итогам чеченской войны.

Loading...