РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ ВОЙНА. ЧЕМ ОПАСНЫ НОВЫЕ РОССИЙСКИЕ СИСТЕМЫ РЭБ НА ДОНБАССЕ И КАК ИХ УНИЧТОЖАТЬ

РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ ВОЙНА. ЧЕМ ОПАСНЫ НОВЫЕ РОССИЙСКИЕ СИСТЕМЫ РЭБ НА ДОНБАССЕ И КАК ИХ УНИЧТОЖАТЬ

Ценность Донбасса для российских военных как полигона для испытаний новейшего вооружения сложно переоценить.

Если в Сирии есть возможность испытывать новые образцы ударного вооружения — типа новейших модификаций самолетов, вертолетов, ракет — без риска потерять их от воздействия противника (ввиду отсутствия у сирийских повстанцев системы противовоздушной обороны как таковой), то на Донбассе россияне могут тестировать в весьма широком диапазоне свои новейшие разработки в области радиоэлектронной войны, артиллерийских и беспилотных систем.

Особенно «донбасский полигон» важен для систем радиоэлектронной борьбы, так как за последние годы наша армия получила достаточное количество разнообразных образцов как радиостанций, так и радиолокационных станций контрбатарейной борьбы западного производства. Достаточно много появилось образцов и отечественного производства, но опять-таки на западной элементной базе. И такой опыт противодействия, к тому же приобретенный в боевых условиях, критически важен для России, которая ныне готовится воевать с НАТО на всех фронтах.

Кроме того, в небе Донбасса в интересах самых разных силовых структур применяется просто огромное количество самой разной беспилотной техники. И если коммерческие образцы китайского производства не представляют никакого интереса для российских военных, то те же польские или американские беспилотники вполне могут быть интересны в плане разработки новых средств и отработки существующих для противодействия им.

Вообще российские образцы радиоэлектронной войны начали появляться в ходе боевых действий на Донбассе еще с лета 2014 г. Поначалу все ограничивалось «глушилками» для мобильной и армейской связи разной мощности и на разной базе — от армейских джипов до КамАЗов.

Потом, когда связь группировки на Донбассе с помощью западных союзников была переведена на цифровой стандарт, то в ход пошли более современные образцы. Появились и специальные средства для борьбы с беспилотниками. Причем их наличие на линии противостояния постоянно фиксировали как представители миссии ОБСЕ (как визуально, так и с помощью беспилотников), так и многочисленные наблюдатели типа «Информационного сопротивления».

И вот на днях свое расследование на сайте bellingcat опубликовала весьма авторитетная на Западе группа расследователей DFRLab. При этом нельзя не отметить, что, по сути, они просто продублировали данные мониторинговой группы ОБСЕ и эти сведения были доступны и ранее для всех исследователей, кто интересуется событиями на фронте.

Впервые сообщения о появлении в районе противостояния на Донбассе в одном месте новейших систем радиоэлектронной борьбы «Леер-3» РБ-341В, 1Л269 «Красуха-2», РБ-109A «Былина» и «Репеллент-1» появились еще 28 июля 2018 г. Тогда их обнаружил беспилотник малой дальности СММ ОБСЕ в Украине у населенном пункте Чернухино (в районе Дебальцево).

Самое важное в этом сообщении было то, что только одна система («Леер-3») ранее наблюдалась в Украине, а остальные три на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей официально не фиксировались.

Что интересно, все эти системы были приняты на вооружение российской армии относительно недавно — та же система борьбы с БПЛА «Репеллент-1» разработана в 2016 г. и способна отражать массовые атаки беспилотников на расстоянии 30–35 км.

Самая современная система, замеченная ОБСЕ на оккупированном Донбассе, это «Былина». Она представлена широкой публике только на учениях «Запад-2017» и неизвестно принята ли на вооружение российской армии вообще. По обрывочным данным, «Былина» будет использовать «возможности искусственного интеллекта на основе машинного обучения» для расстановки приоритетов и подавления электронных сигналов.

Сравнительно старше «Репеллента-1» и «Былины» система «Красуха-2», которая состоит на вооружении России с 2014 г. Эта система может глушить различные цели, в том числе беспилотники, ракеты и радары самолетов, на расстоянии в сотни километров.

И уж совсем старенькая, хотя от этого и не менее эффективная система «Леер-3», которая применяется на Донбассе с 2014 г. и технически состоит из одного автомобиля «КамАЗ» с соответствующей начинкой и двух-трех беспилотников «Орлан-10». Благодаря сменным модулям комплекс может использоваться как для подавления мобильной связи, так и для ведения разведки путем определения точек излучения аппаратов в мобильных сетях. То есть фактически можно утверждать, что заявления наших бойцов о том, что противник при корректировке артиллерийского и минометного огня ориентируется на излучение мобильных телефонов, имеют под собой серьезные основания.

Мало того, судя по российским СМИ, по результатам использования комплекса в ходе войны на Донбассе, «Леер-3» серьезно модернизирован, и с 2017 г. расчет имеет возможность внедряться в сети и имитировать работу базовой станции мобильной связи не только в стандартных диапазонах GSM 900, 1800, 2000, 2500, но 3G и 4G.

Стоит сказать, что бороться с этими комплексами даже при наличии западных технологий достаточно сложно. На сегодня практически единственным реальным вариантом является обнаружение тем или иным способом — либо с помощью беспилотника, или агентурным путем — такого объекта в прифронтовой зоне (а радиус эффективного применения по-прежнему невелик и составляет от 20 до 35 км) и нанесение огневого поражения. И кстати, таким образом на Донбассе в 2016–2018 гг. было уничтожено несколько российских комплексов РЭБ, хотя официальной информации о таких случаях по понятным причинам нет.

Еще одним перспективным направлением для борьбы с противником является массовое использование на фронте отечественных систем радиотехнической разведки «Мандат» и «Кольчуга». По некоторым данным, их серийное производство после потери технологической базы «Топаз» в Донецке удалось развернуть в Запорожье. Но складывается впечатление, что эта тема еще более секретна, чем те же ракетные разработки, и достоверной информации в открытых источниках катастрофически мало.