Силовикам запретили устраивать «маски-шоу» и кошмарить украинцев: что из этого выйдет

Силовикам запретили устраивать «маски-шоу» и кошмарить украинцев: что из этого выйдет

Кабмин пошел войной на правоохранителей, которые профессионально кошмарят бизнес.

Так, Верховная Рада 16 ноября приняла правительственный законопроект №7275, который, по заверению его авторов, положит конец давлению на бизнес и избавит предпринимателей от нежелательных «масок-шоу» в погонах. Что придумали в Кабмине и как защита от вымогателей будет работать на практике, выяснял «Апостроф».

Защитник бизнеса

Глава правительства Владимир Гройсман взял курс на защиту предпринимателей с средины осени. Если до этого Гройсман позиционировал себя исключительно как социально ориентированный чиновник, то теперь он примерил роль защитника бизнеса. Согласитесь, практически беспроигрышная роль в контексте электоральной перспективы.

«Я считаю, что одним из самых важных требований к региональной власти и к силовым структурам должно быть требование оставить бизнес в покое. В первом полугодии 2017-го подано практически 60 тысяч ходатайств об обысках, по итогам года будет около 120 тысяч. С этим мы не имеем права мириться», — посылал лучи праведного гнева распоясавшимся правоохранителям Владимир Гройсман.

Премьер параллельно начинает кампанию под условным названием «маски-шоу, стоп!». Практически в ходе каждого публичного выступления Гройсман напоминает о своей инициативе и обещает вот-вот выдать на-гора соответствующий законопроект, который наконец остановит полицейский беспредел. Сказано – сделано. 10 ноября в парламенте регистрируется законопроект Кабмина, а уже 16 ноября без скандалов, драк и мучительных прений депутаты с легкостью отдают за него 312 голосов. Как же изменится жизнь предпринимателей?

Все под запись. Теперь каждый «чих» на этапе досудебного следствия должен будет фиксироваться на видео. Например, принятие решения следственным судьей об обыске должно делаться под запись.

«Если судья под видеофиксацию просто подпишет постановление, прокурором не будет озвучено аргументированное ходатайство, судья не задаст ему вопросы под запись, то это постановление будет юридически ничтожным», — отметил министр юстиции Павел Петренко.

Кроме того, вся процедура обыска должна быть записана на видео, которое становится неотъемлемым дополнением к протоколу обыска. Все, что не попало в объектив камеры, но записано в протоколе в суде, не пройдет как доказательство. Кстати, правом съемки могут пользоваться и адвокаты предпринимателя, которые могут фиксировать на камеру все действия силовиков во время обыска.

Как будет в реальности. По словам директора Центра исследований правоохранительной деятельности Олега Мартыненко, на практике тотальная видеофиксация может быть очень проблемным делом.

«Если все видеоматериалы будут считаться достаточными доказательствами в суде, возникнет громадная проблема с проверкой подлинности этих видеоматериалов, — говорит «Апострофу» Мартыненко. – Раньше, когда была пленка, и то пытались что-то смонтировать, а с нынешним развитием цифровых технологий значительно легче подделать видеоматериалы: что-то затереть, вставить другой кадр. Соответственно, экспертные учреждения должны будут доказывать, что провели экспертизу тщательно, и то, что судья видит, – реальные кадры. А видеоматериалов теперь будет много, а экспертных учреждений у нас с хорошей техникой всего пара. Это те, которые располагают хорошей техникой, остальные учреждения работают на уровне экспертов без техники».

Кроме того, видеофиксация уголовного производства во время рассмотрения вопросов следственным судьей является-то обязательной, но с одним исключением: кроме «решения вопроса о проведении негласных следственных (розыскных) действий».

Норму закона о том, что даже постановление об обыске судья должен выписывать на камеру после выяснения аргументов прокурора, также можно будет легко превратить в фарс, ведь прокурору с судьей ничего не стоит договориться сначала при выключенной технике, а потом на камеру разыграть абсолютно любую сценку.

Серверы оставьте. Согласно закону, правоохранители должны прекратить изымать у предпринимателей компьютеры, серверы и другие виды электронных носителей информации. «Запрещается временное изъятие электронных информационных систем или их частей, мобильных терминалов систем связи», — гласит текст закона.

Если следователю во время обыска все же понадобится та информация, которую предприниматель хранит на своем компьютере, то он должен просто ее скопировать с помощью специалиста.

Как будет в реальности. А в реальности у этой нормы закона есть два исключения. Во-первых, если конкретная оргтехника будет внесена следственным судьей в постановление об обыске как такая, которую можно изъять, то ее изымут. Во-вторых, изъятие электронных носителей информации запрещается кроме тех случаев, «когда их предоставление вместе с информацией, которая на них содержится, является необходимым условием проведения экспертного исследования». А разве оргтехнику силовики обычно изымают для того, чтобы рубиться в Counter-Strike или майнить биткоины, а не для этого самого экспертного исследования?

Адвокат обязателен. Типичная ситуация, когда к бизнесмену нагрянули «маски-шоу», он лихорадочно в спешке вызывает своих юристов, адвокаты приезжают, но натыкаются на заблокированные двери в офис и вооруженного силовика с единственной фразой: «Туда нельзя». От этой практики обещают избавиться. «Лицо, в жилище или другом владении которого проводится обыск, имеет право пользоваться правовой помощью адвоката на любом этапе проведения обыска», — отмечено в законе.

Как будет в реальности. Допустить адвоката к любому этапу обыска – замечательная идея, вот только если его не допустили, то это еще нужно будет доказать в суде. В то же время, пока адвокат в пути, следственные действия в офисе бизнесмена уже могут идти полным ходом.

«Тут уже важно затянуть время и максимально долгое время без адвоката не давать правоохранителям проводить никаких следственных действий, — поясняет «Апострофу» юрист Иван Либерман. – А следственные действия без присутствия адвоката можно считать нарушением права на защиту и поставить их под сомнение в той части, которая проводилась без защитника».

Эх, раз, еще раз… нельзя. В правительстве обещают, что кошмарить бизнес по одним и тем же уголовным делам теперь не будут, так как если существует не отмененное постановление следователя, прокурора о закрытии уголовного производства, возбудить новое дело по ранее расследованному деянию станет невозможно. Соответствующий пункт под номером 10 добавлен в статью 284 Уголовного процессуального кодекса.

Как будет в реальности. А в реальности это вообще может не работать. «Дело в том, что законопроект №7275 не согласован с законом №6232, — поясняет «Апострофу» юридический эксперт Украинского института будущего Денис Монастырский. – №6232 – это проект процессуальных кодексов, который был принят 3 ноября Верховной Радой и внес изменения в Уголовный процессуальный кодекс в том числе. Я предполагаю, что на этапе согласования законов могут возникнуть очень серьезные дублирующие моменты, которые разрушат саму схему закона. Отдельные положения закона могут очень серьезно измениться. Например, в проектах №6232 и №7275 вводится новое основание для закрытия дела. Каждое из этих оснований нумеруется пунктом 10. Какой же из этих пунктов из двух принятых законов будет работать, сказать сложно, но в каждом случае это пункт, который разрушает или один закон, или другой, ведь это важнейший пункт».

А будет ли закон работать вообще?

По мнению криминолога Анны Маляр, существует большой риск, что проект «маски-шоу, стоп!» так и останется проектом с креативным названием.

«Проблема давления правоохранительных органов на бизнес вопиющая, но она не может быть решена только лишь принятием изменений в порядок обыска. Законопроект был подан как победа. Якобы наконец настал конец давлению правоохранителей на бизнес. Но это не так, — уверяет «Апостроф» криминолог. – Давление на бизнес начинается значительно раньше: когда открывается заказное уголовное производство для того, чтобы или устранить конкурентов с рынка, или заработать, например, закрыть производство за деньги. В этих производствах не всегда и не обязательно происходит обыск. Достаточно других инструментов давления. Как бы мы ни изменили законодательство, в правоохранительных органах продолжат работать непрофессиональные и непорядочные люди, которые эти «маски-шоу» делали. Какие законы ни принимай, они найдут лазейку и будут действовать так же, как действовали ранее».