НА ДВУХ СТУЛЬЯХ. КАК БЕЛАРУСЬ УМУДРЯЕТСЯ ТОРГОВАТЬ И С УКРАИНОЙ, И С ОРДЛО

НА ДВУХ СТУЛЬЯХ. КАК БЕЛАРУСЬ УМУДРЯЕТСЯ ТОРГОВАТЬ И С УКРАИНОЙ, И С ОРДЛО

Белорусские предприятия зарабатывают деньги, торгуя как с «официальной» Украиной, так и с ее оккупированными территориями. Но Киеву предпочтительнее закрывать на это глаза – поставки из Беларуси слишком важны, чтобы рвать отношения.

Торговый мост «Минск — РФ — Донецк»

Товарооборот между Украиной и Беларусью по итогам 2017 г. увеличился почти на 20% и достиг $4,6 млрд. Причем с профицитом в пользу Беларуси — то есть Украина получает от северной соседки больше нужных товаров и сырья, чем поставляет сама. Украина в минувшем году по объему товарооборота и экспорта заняла второе место среди всех торговых партнеров Беларуси, по импорту — пятое. В свою очередь Беларусь оказалась на 4 позиции в рейтинге крупнейших рынков  сбыта для Украины. Белорусский экспорт возрос на 18%, импорт из Украины — почти на 24%.

У этой «торговой идиллии» есть своя темная сторона: поставки белорусских товаров в ДНР/ЛНР, а также в оккупированный Крым. Белорусские предприятия, контролируемые государством, продают свою продукцию обеим сторонам конфликта на востоке Украины, дословно соблюдая предписание Александра Лукашенко: «Соблюдать нейтралитет, торговать со всеми, кто готов у нас покупать».

Накануне белорусский независимый телеканал «Белсат» (он запрещен в стране и вещает из Польши) обнародовал результаты расследования того, как белорусские продукты и товары поступают в ОРДЛО и как белорусские предприятия используют российские фирмы-«прокладки», чтобы самим не попасть под санкции за нарушение законов Украины.

Через Ростов шасси грузовиков МАЗ поступают на Торезский электротехнический завод (ТЭТЗ), где из них делают, в частности, мусоровозы. Но можно догадываться, что не только мусоровозы — в Украине, например, основным армейским грузовиком становится «Богдан-6317» — это собранный в Черкассах из белорусских машинокомплектов армейский МАЗ-6317. Можно предположить, что боевики ОРДЛО также отдают должное МАЗам, раз уж получили к ним доступ.

Про поставки машинокомплектов с МАЗа в конце августа сообщил донецкий телеканал «Юнион». Он рассказал, что на выставке «Потенциал ДНР» была и делегация из Беларуси, руководитель которой сказал телевизионщикам: «Те же мусоровозы. Торезский завод. Я договорился с директором МАЗа, это бывший министр промышленности. Через соответствующую структуру могут поставляться шасси на ростовские фирмы и т. д., а тут собирать мусоровозы».

В Минске журналистке «Белсата» «не под запись» показали официальное письмо от руководства сепаратистов, перенаправленное Катериничу (Дмитрий Катеринич — ранее министр промышленности Беларуси, сейчас — гендиректор МАЗа). Екатерина Андреева (эта самая журналистка) рассказывает: «Секретарша принесла папку с документами, и чиновник достал оригинал документа с грифом «Министерство промышленности и торговли ДНР», в котором шла речь не только о комплектных, например, шасси, но и целых грузовых автомобилях».

Этот чиновник — Сергей Петров, официальный представитель Нижегородской области в Беларуси, невъездной в Украину. Сам он сказал «Белсату»: «Я содействую компаниям белорусским, независимо от формы собственности — частной, государственной, выходить на рынок как моей области, так и Российской Федерации… так и ДНР».

По его признанию, и МАЗ, и Минский тракторный завод, и «Амкодор» (производитель погрузчиков и различной коммунальной техники) поставляют свою продукцию в Донецк — не напрямую, а через фирмы, зарегистрированные на «граждан» ДНР.

«Торговый дом МАЗа продает [машины] различным российским компаниям, зарегистрированным на территории России, и оттуда автомобили попадают и в Донецк», — рассказал Сергей Петров журналистам.

По мнению журналистов «Белсата», на ТЭТЗе, который никогда не занимался колесный техникой, просто имитируют производство белорусской техники. Например, экскаваторов-погрузчиков. А директор предприятия Игорь Неваленный сказал журналистам: «Подписали лицензионное соглашение, согласно которому получим конструкторско-технологическую документацию и будем осваивать выпуск навесного оборудования». Но если посмотреть на чертежи и фотографии «ДНРовских» тракторов, якобы от предприятия «Дорэлектромаш», то там указан юридический адрес: Беларусь, город Смолевичи. А в «донецком» тракторе специалисты легко узнают модель «Беларус 92П», выпускаемую Минским тракторным заводом (МТЗ).

На Минском автозаводе «Белсату» сказали, что о поставках в Донецк ничего не знают. А в т. н. «Министерстве промышленности ДНР» — что сотрудничество с Минском идет, но неофициально, и все об этом молчат.

Больше всего информации было озвучено 23-24 августа на прошедшей в Донецке выставке-ярмарке «Потенциал ДНР-2018», где присутствовала большая белорусская делегация. Как выяснилось, взаимодействие белорусских предприятий с оккупированными территориями находится в ведении торгово-экономического представительства Нижегородской области в Республике Беларусь.

Схема поставок белорусских товаров тяжелой промышленности в ДНР сформировалась в 2016 г., рассказал журналистам Сергей Петров: «Официального сотрудничества между МАЗом и ДНР нет. Хотя, конечно, автомобили МАЗ имеют место там быть. Завод в Минске поставляет продукцию в московский Торговый дом МАЗ, потом ее приобретают компании в Ростове, а оттуда МАЗы попадают в Донецк. … В силу политических обстоятельств, белорусские предприятия не могут напрямую торговать с непризнанной республикой. В случае прямых поставок в ДНР Беларусь испортила бы отношения с Украиной, а МАЗ попал бы под санкции. Но частный российский бизнес имеет такое право. Естественно, МАЗ ничего не нарушает, когда продает свои изделия, например, в Ростов… По подобной схеме с Донбассом работают МТЗ и Амкодор».

В пресс-службе «министерства промышленности и торговли» ДНР журналистам подтвердили, что получают технику и комплектующие с МАЗа: «Обычно об этом все молчат — и та сторона, и мы. Иначе будут санкции, мы же непризнанная республика. Даже в случае непрямых поставок — сразу санкции. Вопрос очень деликатный. Работаем, конечно, но молчим. И названия ростовских компаний вам никто не скажет».

Прошлый опыт

Еще пару лет назад упор делался не на технику. Крупные белорусские госпредприятия поставляли фирмам из ДНР и ЛНР в основном пищевые продукты и алкоголь. Донецкий бизнес-портал DNR-live приводил статистику: доля белорусских товаров на потребительском рынке ОРДЛО составляла порядка 25%. Тогда тоже торговля шла через российские фирмы-прокладки, поскольку белорусское правительство все же не одобряет прямые контракты с донецкими и луганскими фирмами.

Товары доставлялись к сепаратистам через российско-украинскую границу, которая не контролируется официальным Киевом. Местные жители подтверждали журналистам большое количество белорусских товаров на полках магазинов Донецка и Луганска. «Алкоголь, сыры, мясо глубокой заморозки… До войны таких белорусских продуктов мы не видели — мясо или пиво белорусское… никогда! Этот поток уже потом ушел. Спрос на них сейчас очень большой — российские сильно уступают по качеству и цене», — рассказала «Белсату» жительница Луганска.

По свидетельству расследователей, торговые сети и оптовые компании «ДНР» и «ЛНР» полностью закрыты для прессы. Разговаривать с журналистами на тему поставок из Беларуси они категорически отказываются. Большинство из них не имеют даже сайтов, имена и контактные номера руководства найти сложно, как и ассортимент продукции. Но, например донецкая торговая сеть «Амстор» (ее контролировал убитый главарь ДНР Александр Захарченко) предлагала товары восьми белорусских предприятий.

Руководство крупнейшей в «ЛНР» торговой сети «ЛНРПродторг» (бывшие украинские супермаркеты «Лелека») в интервью местной газете «Жизнь Луганска» в августе 2015 г. хвалилось прямыми контрактами с Беларусью. Директор сети Алеся Полтавченко назвала тогда 9 белорусских предприятий, среди которых — табачный завод «Неман», агрокомбинат «Дзержинский» и «Санта-Бремор» (все они отрицают поставки в «ЛДНР»). Но в «ЛНРПродторге» «Белсату» подтвердили торговые связи с Беларусью, хотя без деталей.

«Да, мы работаем с Донецком, — призналась «Белсату» заместитель гендиректора фабрики «Коммунарка» по коммерческим вопросам Лилия Сивакова, — это прямые поставки. Поставляем шоколад, шоколадные конфеты. Карамель не поставляем. Никаких проблем у нас там нет, работаем по предоплате. Рассчитываются они российскими рублями. Насколько там существенные объемы для «Коммунарки»? Ну, каждая поставка очень важна, так как это предоплата. На Донецк у нас приходится несколько процентов экспорта».

Но в большинстве белорусских продовольственных предприятий контакты с ЛНР и ДНР просто отказывались комментировать, не опровергая их, но и не подтверждая. Хотя в госконцерне «Брестмясомолпром» журналистам сказали: «Мы поставляем сыры (твердые и плавленые) и творог через российскую фирму, которая является нашим официальным дистрибьютором. Но пункт назначения в документах конкретно прописывается — Донецк, Луганск. В документах это обозначается не как территория Украины, а как-то иначе… Сейчас уже не помню. Примерно около 20 тонн в месяц мы туда поставляем».

А на сайте «Кобринского маслодельно-сыродельного завода» в качестве официальных дистрибьютеров указана ООО «Первая крымская продовольственная компания». На сайте симферопольской «Первой крымской продовольственной компании» среди партнеров кроме кобринского завода указаны еще два белорусских предприятия — «Гамма вкуса» (Клецк) и «Беллакт» (Волковыск). Березовский сыродельный комбинат и Пружанский молочный комбинат также подтверждают торговлю с «ЛДНР». «Мы торгуем с Донецком и Луганском, но не надо это афишировать. Работаем успешно, с двумя фирмами, претензий никаких нет. Объемы поставок для нашего комбината довольно скромные, а для некоторых, может и серьезные. Все идет хорошо, по плану», — сказал «Белсату» директор Березовского комбината Владимир Попеня.

Финансовая схема

«Схемы торговли с ДНР/ЛНР на самом деле ни для кого из белорусских бизнесменов секретом не являются. Берется российская фирма-прокладка, через счета которой можно расплачиваться за товары и которую можно обозначать во всех документах, — сказал в комментарии для «ДС» белорусский экономист Антон Платов. — Белорусский поставщик напрямую договаривается с оптовой фирмой из «Л-ДНР», но оформляет контракт с российской фирмой, которая одинаково может торговать и с сепаратистами, и с Беларусью. Деньги на счет российской фирмы попадают или через «ЦМР-банк» (банк, который используется для расчетов россиян с «Л-ДНР»), либо через банки Южной Осетии (Южная Осетия признает «ДНР», а Россия признает Осетию, поэтому через ее банковскую систему можно проводить деньги из Донецка и Луганска в РФ), или просто наличными. Попав на счет российской фирмы-прокладки деньги за товар абсолютно легально перечисляются белорусским заводам».

В декабре 2017 г. группа «Информационное сопротивление» сообщала, что торговля белорусских компаний с сепаратистами идет полным ходом: около 300 грузовиков с белорусскими товарами ежедневно выгружаются в Л-ДНР. Они следуют транзитом через РФ, через закрытые Украиной в 2014 г. пункты пропуска «Изварино», «Должанский» и «Червонопартизанск».

В какой-то момент Киев попытался все это прекратить. 24 мая 2018 г. два белорусских предприятия были внесены в обновленный список попавших под санкции Украины. Для ООО «Мир пива» (Минск) было введено ограничение торговых операций сроком на три года, для «Мозырского спиртоводочного завода» (Гомельская область) — на один год. Но этим пока все ограничилось.

Схемы непрямых поставок позволяют Минску эксплуатировать свой квазинейтральный политический статус в Донбассе и одновременно иметь дополнительный рынок сбыта для своих предприятий. Официальный же Киев склонен смотреть на подобные торговые операции сквозь пальцы. Причина проста: для Украины поставки белорусской техники и материалов куда более значимы, чем для сепаратистов.

Related posts