Экс-супруга судьи Качура не хочет портить жизнь отцу своих детей и надеется на цивилизованный развод

Экс-супруга судьи Качура не хочет портить жизнь отцу своих детей и надеется на цивилизованный развод

Дело о разводе и разделе имущества одиозного судьи Административного окружного суда г. Киева Игоря Качура с матерью его двух малолетних дочек Евгенией Качур может стать одним из самых резонансных судебных процессов последнего времени.

Судиться с судьей 

Вы только представьте, что значит судиться с судьей в Украине! Не важно по какому делу просто – вступить с представителем фемиды в официальный судебно-юридический спор. Как думаете, велики ли шансы простого смертного победить систему?

Главный вопрос заключается в том, пойдет ли судья Качур «во все тяжкие» ради того, чтобы унизить и растоптать экс-супругу? Или же, взвесив все риски, все за и против, решит не ввязываться в долгий изнурительный и скандальный конфликт, в котором точно не будет победителей, а поступит мудро и выберет наилучший вариант, в первую очередь, для себя самого и своих детей.

А какой для судьи Качура наилучший вариант в данной ситуации?

Давайте попробуем разобраться.

Чего хочет экс-жена

Евгения Качур не верит в судебную систему, опасается провокаций, поэтому решила заручиться поддержкой СМИ и действовать открыто. Только так, уверена она, можно хоть как-то уравнять шансы в судебном деле с разводом и разделом совместно нажитого имущества. В разговоре с корреспондентом она поделилась своим видением ситуации.

Евгения не хотела развода изначально. По ее словам: «Была готова прощать и невнимание, и обиды, и даже откровенную грубость со стороны Игоря, относила все на стресс судейской работы, на его сложный характер. Хотела, чтобы у дочек был любящий отец, заботящийся о них. Когда узнала, что у мужа появилась другая, это стало жестоким ударом. «Жизнь как будто-бы провалилась в бездну, все потеряло смысл – все надежды, стремления, все планы – рухнули в одночасье!» — рассказывает Евгения Качур.

В сердцах подала на развод, но затем, подумав о детях, о том, какой это для них удар, забрала документы.

«Больше всего я переживала за дочек, как они это переживут… ведь для них это оказалось страшным потрясением, хотя они еще маленькие и далеко не все могут понять. Когда на развод подал уже муж, пыталась его отговорить, попросила судью дать время на примирение, очень хотела сохранить семью…».

Но корабль семейного плавания уже пошел ко дну. Пришла пора решать неизбежные текущие вопросы – как разойтись с наименьшими потерями для всех, чтобы, в первую очередь, были учтены интересы детей, чтобы мать получила возможность обеспечить их будущее.

«Наша семья не была бедной, и за время нашей совместной жизни Игорь разжился десятком элитных квартир, появился дом на 1 000 квадратов. Хотя доказать фактическую принадлежность этого имущества тяжело — оно было «спрятано» очень умело. Тем не менее, в нашу совместную квартиру по ул. Иоанна Павла, при покупке я вложила 20 тысяч долларов США своих личных сбережений. Тем не менее, она была записана на родственников — родителей мужа, как многое другое недвижимое имущество. Я не вмешивалась в его судебные и политические дела, у меня хватало своих забот – воспитание дочек, а кроме того, я развивала наш семейный бизнес – детский мини-садик, это была моя отдушина, мой мир счастливых детей… Когда все раскрылось, и муж подал на развод, я твердо решила сделать все возможное, чтобы защитить детей и обеспечить их будущее.

К сожалению, оградить их от скандала и проблем мне не удалось. Мужу видно было мало тех унижений и горя, которые он причинил, и он, видимо решил мне мстить. Больше 7 месяцев затягивалось дело о выплате алиментов, а сейчас пугает тем, что хочет отобрать младшую дочь, пытается всячески настроить ее против меня, подсылает своих адвокатов с угрозами. Надеюсь, он остановится, очнется от злобы, что в нем проснется другая, благородная часть того щедрого, великодушного, заботливого мужчины, за которую я его полюбила в свое время», — рассказывает Евгения, сдерживая горечь.

На вопрос, как она видит идеальную реалистичную схему развода, чтобы учесть интересы детей и максимально удовлетворить интересы обеих сторон, Евгения отвечает что, учитывая обстоятельства, можно было бы претендовать на половину совместно нажитого имущества, как это обычно происходит между супругами в цивилизованном мире.

Но грамотные адвокаты помогли увидеть и понять, что выбранный мною вариант будет крайне тяжело защитить в суде. И мы решили максимально сузить и снизить свои требования, чтобы муж оценил мою готовность к компромиссу, мое желание как можно быстрее и мягче завершить весь этот тяжелый процесс.

«Тем более, речь не столько обо мне, сколько о наших общих детях. Я хочу, чтобы имущество было записано на них, чтобы у них было гарантированное обеспеченное будущее. Сейчас, помимо законных алиментов на содержание детей, я хочу всего лишь, чтобы помещения  мини-сада стали нашими общими, и оформить на детей нашу квартиру, в которой мы проживаем с их рождения, и в которую я вложила свои личные средства. ВСЕ — больше мне от супруга ничего не надо! Я готова его простить, забыть все обиды, готова предоставлять ему неограниченный доступ к дочерям. Я устала от всего этого и не хочу эскалации», — говорит Евгения.

Что ж, мать можно понять и ее способ борьбы за свое право на будущее заслуживает понимания и уважения.

«Однако я хорошо знаю и другую, темную сторону моего супруга, — рассказывает женщина. — Не дай бог кому-то перейти ему дорогу, такого изобретательного и могущественного врага я не пожелала бы никому. Хотя и у него хватает могущественных и влиятельных врагов, которые готовы уцепиться за любую возможность, дабы уничтожить его. Но я к их числу не принадлежу, хоть и понимаю всю свою уязвимость.

Поэтому я и пошла в СМИ, и готова, в случае угрозы моей жизни, угрозы моим детям, дать ход тому, что пока осталось за кадром. У меня просто нет другого выхода и другого способа защитить себя и своих детей. Впрочем, я Игорю не судья, и пугать или шантажировать его не собираюсь. Не хочу, чтобы дочери воспринимали отца как лютого, злейшего врага своей матери. Конечно, он будет злиться, его адвокаты стремятся представить меня плохой матерью, облить грязью, сломить, но я не собираюсь сдаваться, и буду идти до конца!

Тем временем, «доброжелатели» будут шептать ему на ухо: «Подошли бандитов, подкинь жене наркотики, потрать свою жизнь на разборки с женой, засуди ее, оно того стоит! Выгони своих детей из их квартиры, упрись в суде – стань чудищем для всей Украины! Ну и что, что жена свои деньги вкладывала, кинь ее,  это же бабки, ради них стоит даже умереть, а новая жена и ребенок подождет, у тебя их еще не одна будет!»

Тем не менее, несмотря на все, я еще верю, что внутренний голос, ангел-хранитель моего бывшего, в самый ответственный и важный момент шепнет ему примерно следующее: «Игорь, ты что реально готов загубить свою жизнь, жизнь своих детей и свое будущее ради квартиры жены?  — очнись, ты же не идиот!, выходи красиво из ситуации, пока есть шанс, заканчивай и забывай этот скандал!»

А я, пользуясь возможностью, еще раз хочу воззвать к голосу разума и совести моего бывшего супруга: «Игорь, я знаю тебя и с хорошей стороны, она у тебя большая, красивая, пусть даже ты ее сам не ценишь, но однажды она победит. У тебя была сложная жизнь, много испытаний, я знаю, как было тебе нелегко, и с чем тебе приходилось сталкиваться. Теперь у тебя новая семья и новый шанс обрести счастье. Не вынуждай меня воевать с тобой, не губи нашу – свою и мою жизнь, не губи жизнь наших детей, поступи как благородный мужчина, как любящий отец, сделай тот великодушный шаг, на который способны только настоящие победители, который откроет и в моей, и в твоей жизни новую, светлую и лучшую страницу, а все плохое оставит в прошлом!»

Что ж, на этом пока можно взять паузу. Люди в юридической тусовке, которые хорошо знают судью Игоря Качура, считают, что шансы на мирный и всех устраивающий исход в этом деле 50х50. Как оно будет на самом деле, какое решение примет судья предсказать тяжело. Несомненно, что ведущие таблоиды, если эскалация продолжится, будут рады вцепиться в эту историю и раздуть скандал на всю страну. Однако поскольку этот скандал никому из фигурантов не нужен, есть шанс на мирный исход. Результаты узнаем совсем скоро.

Вероника Щеглова, для «Все медиа» и «Персона»

Loading...