Кошкина: Этим деятелям уже никто не верит. Слишком много лжи, двуличия, избирательности случилось за четыре года

Кошкина: Этим деятелям уже никто не верит. Слишком много лжи, двуличия, избирательности случилось за четыре года

И вот ещё что.
Ели допустить.
Вот просто на секунду допустить, что вся эта лабуда про
— двух прокуроров из 19 (оба два остались только),
— которые внезапно синхронно заболели,
— причём подлый вирус скосил не только их, но и все средства связи (адвокаты Кернеса утверждают, что пытались дозваться обвинение на заседания. Они, конечно, сторона заинтересованная, но если скрины переписки существуют, их же и предьявить можно),
— и пропустили семь заседаний подряд (!),
— из-за чего подлый/нехороший негодяй судья взял, да и закрыл дело Кернеса, а прокуратура теперь возмущена, требует, выражает озабоченность, соболезнования и что там ещё положено…

Так вот, если лишь предположить, что это — правда. Пусть даже частичная.
Ужас в том, что в это ВСЕ РАВНО НИКТО НЕ ПОВЕРИТ.

Не поверит потому, что лимит доверия к этой власти давно исчерпан. Давно и безнадежно. Не к конкретным ведомствам. И даже не к персоналиям. Но к ключевым (не всем, но ключевым) властным институциям.

Слишком много лжи, двуличия, избирательности случилось за четыре года.
Слишком явно раздвоение на «своих» и «чужих».
Слишком очевидны «компромиссы». Особенно в таких вот историях. Да, безусловно, данный случай и ему подобные — слишком выпуклые, поэтому- о такую бурю возмущения и вызывают. Но ведь они не единичны, отнюдь. По правде говоря, имя таким случаям — легион. Во многих, многих сферах.

Пост не о тотальной зраде.
Не о «пропало все, срочно нужен третий Майдан, а всех нынешних — взорвать/повесить/четвертовать».
Не о профнепригодности конкретной конторы или ее руководителя (терпеть не могу чесать абсолютно всех, кто объединён каким-то признаком, в данном случае — рабочим, под один гребень).
Даже не том, как стахановскими темпами про…ть колоссальный кредит доверия, выданный в 2014-м.
Пост о разложении системы. Которая пагубно действует и на нас с вами. Делая жёстче, циничнее. Но и сильнее. Принося также понимания необходимости перемен. Не косметических.

По этому поводу Виктор Пелевин «Священной книги оборотня» отметил следующее: «Каждый раз реформы начинаются с заявления, что рыба гниет с головы. Затем реформаторы съедают здоровое тело, а гнилая голова плывёт дальше. Поэтому все, что было гнилого ещё при Иване Грозном, до сих пор живо, а то, что было здорового пять лет назад, сожрано».