«НОРМАНДСКИЙ ФОРМАТ». ПОЧЕМУ БУДУЩЕЕ ДОНБАССА МАЛО ИНТЕРЕСУЕТ ГЕРМАНИЮ И ФРАНЦИЮ

«НОРМАНДСКИЙ ФОРМАТ». ПОЧЕМУ БУДУЩЕЕ ДОНБАССА МАЛО ИНТЕРЕСУЕТ ГЕРМАНИЮ И ФРАНЦИЮ

В Германии на берлинской вилле Борзиг главы МИД стран «нормандской четверки» говорили о Донбассе и судьбе Минских соглашений.

«Нормандская четверка» возвращается. Правда, пока только на уровне глав МИД Франции, Германии, Украины и России. Последний раз в таком формате «четверка» встречалась в феврале 2017-го. А вот президенты виделись очень давно — в октябре 2016-го. С того времени в решении конфликта на Донбассе разногласия остались стабильными, пишет depo.ua.

«Нормандский формат», в котором главную роль разруливателя играли Франция и Германия, был приостановлен, потому что не показал никакого прогресса и зашел в тупик в вопросе Донбасса. Параллельно с ним родилась другая идея переговоров с Кремлем: спецпредставитель США Курт Волкер vs Владислав Сурков от Путина. Четыре встречи немножко сдвинули с мертвой точки диалог относительно миротворческого контингента, но этот формат также уперся в диаметрально противоположные позиции Украины, Запада и России по этому вопросу. И вот теперь снова оживает «нормандский формат». Европа вместе с Украиной попытается договориться с Путиным относительно будущего Донбасса.

Почему ожил «нормандский формат»

От встречи глав МИД не ожидали много. Она традиционно является преамбулой к предстоящим переговорам на уровне президентов, которые могут достичь глобальных решений (хотя это и под большим вопросом). Глава МИД Украины Павел Климкин целью визита в Берлин называл желание добиться реальной безопасности на Донбассе под контролем ОБСЕ и миротворцев, освобождение пленных и выборы в регионе, которые будут организованы Украиной и международным сообществом. Кроме того, французский министр Жан-Ив Ле Дриан, немец Хайко Маас, Сергей Лавров от России разговаривали с Павлом Климкиным о выполнении Минских соглашений, в том числе рассматривали вопросы скорейшего прекращения огня и разведения сторон.

За несколько дней до берлинской встречи президент Украины Петр Порошенко по телефону поговорил с российским лидером Владимиром Путиным. Из России донесли информацию, что разговор был об освобождении пленных, Минске и «нормандском формате». Украина отмечала, что речь шла об освобождении политзаключенных.

Хотя если говорить о возрождении «нормандского формата» как такового, то первой ласточкой был визит Петра Порошенко в Аахен в начале мая, где он говорил с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Эммануэлем Макроном. В Украине тогда был запущен месседж о «нормандском формате» без Путина, хотя даже самые большие оптимисты понимали абсурдность переговоров относительно решения конфликта с Россией без России.

Ангела Меркель после Аахена улетела в Сочи, где обсудила с Владимиром Путиным «Северный поток-2» и украинский транзит. Безусловно, говорили и о предстоящем «норманде». После Меркель в Россию прибыл Макрон, который с Путиным говорил про Украину, выполнении Минских соглашений и традиционном разрешении конфликта. А тем временем президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер прилетел в Киев, встретился с Петром Порошенко, успокоил украинскую аудиторию словами о защите украинских интересов в вопросе сохранения транзита российского газа, несмотря на «Северный поток-2″… И добавил, что «нормандский формат» будет активизирован, чем очень заинтриговал. Здесь нужно напомнить, что Штайнмайер является автором предложения, согласно которому в день выборов в Л-ДНР Донбасс должен получить особый статус, а после их завершения и отчета ОБСЕ об успешном проведении такой статус регион должен получить на постоянной основе. Его называют «формулой Штайнмайера».

А в начале июня, после разговора Макрона с Путиным на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, МИД Франции выступило с заявлением, что ближайшие месяцы будут решающими в вопросе решения украинского кризиса. Мол, Германия и Франция имеют предложения, которые предусматривают «локальную автономию Донбасса». А конечная цель — восстановление украинского суверенитета над территориями.

«Без достижения конкретных подвижек в таких сферах, как безопасность, политика, гуманитарная помощь и экономика, под вопросом окажется доверие к нынешнему мирному процессу. Необходимо приложить все усилия для того, чтобы найти выход из ситуации, отмеченной сотнями ежедневных нарушений режима прекращения огня, десятками смертей ежемесячно, а также использованием тяжелого вооружения и ухудшением гуманитарной ситуации для населения в зоне конфликта», — говорилось в заявлении французского МИД.

Какие противоречия существуют

Диаметрально противоположные взгляды на решение конфликта были всегда и никуда не делись. Россия выступает за «формулу Штайнмайера», которая повторяет пункты Минска. Украину такая схема не устраивает. Мы рассматривали позицию, что сначала необходимо прекращение огня, отвод вооружений, освобождение и обмен заложников, а также вывод незаконных вооруженных формирований и возвращение контроля за украинско-российской границей. А уже потом выборы. Правда, в имеющихся договоренностях последние вещи должны состояться после проведения выборов. В Москве, конечно же, стоят на том, что именно Украина тормозит Минск.

Волкер и Сурков пытались договориться относительно миротворцев. В этом вопросе, даже несмотря на угрозы США и введение санкций, россияне также заупрямились. Украина и Запад стояли на том, что миротворцы должны работать на всей территории Донбасса и взять под контроль украинско-российскую границу. Выборы будут проходить под их наблюдением. При этом в контингенте не будет стран — членов НАТО.

Россия же настаивала на том, что контингент может разместиться исключительно на линии разграничения. Потом немножко изменила позицию, предположив, что миротворцы могут охранять сотрудников ОБСЕ на Донбассе.

Кроме того, Россия требует выполнения договоренностей от 2016 г. относительно разведения сил и средств в районах Золотого, Петровского и Станицы Луганской. В последнем населенном пункте с этим самые большие проблемы.

О чем договорились министры

Встреча глав МИД завершилась в чем-то ожидаемо. Вопрос миротворцев стороны должны обсуждать в течение следующей недели на уровне политдиректоров. Но здесь интересным является формат, по которому рассматривается введение миротворцев в Украину. Так, глава МИД Франции Дриан заявил, что контингент может появиться только после прогресса в минских договоренностях. То есть сначала выполнение «мертвых» соглашений, а потом миротворцы. Такой подход противоречит логике, по которой велись переговоры между Волкером и Сурковым. Американцы рассматривали вариант с введением миссии на Донбасс, а затем постепенное выполнение Минска. Европейская логика «нормандского формата» пока что совпадает с российской. И глядя на «успехи» Минска, можно уже назвать ее мертвой. Такой она была и во время прошлых встреч в «нормандском формате». И именно из-за этого он и затормозился на длительное время. Потому что Украина и Россия смотрят на Минские соглашения диаметрально противоположно. И продолжат это делать.

К слову, Сергей Лавров раскритиковал американскую идею миротворческой миссии, которая, по его словам, должна превратить Л-ДНР в некую «военную комендатуру».

У министров получилось договориться о гуманитарных вопросах. По словам Хайко Мааса, достигнуто согласие в вопросе обмена пленными и разминирования территорий, на которое Германия даст денег. Также на встрече речь шла о разведении сил в трех ранее названных пилотных зонах, одна из которых — Станица Луганская — наиболее проблемная.

«Базовые гражданские объекты инфраструктуры, такие как фильтрационная станция в Донецке, должны быть лучше защищены», — добавил французский министр Дриан.

Павел Климкин в «Твиттере» добавил, что Украина должна продолжить давление на Россию в отношении всех политзаключенных.

Лавров отметил, что омбудсмены Украины и России разрабатывают «дорожную карту» относительно освобождения политзаключенных, а гуманитарные вопросы в приоритете.

Итоги «нормандской встречи» прогнозируемы. Война на Донбассе будет продолжаться. Ключевой вопрос переговоров, который в этом формате реально решить, — это освобождение политзаключенных. Для украинской власти этот вопрос в приоритете, особенно перед выборами. Поэтому в ближайшее время к нему будет много внимания. Возможно, предстоящая встреча лидеров стран «четверки» прольет свет на озвученную ранее «локальную автономию» Донбасса. Вот только будет ли эта встреча? Ибо «норманд» министров демонстрирует, что минские договоренности остаются фундаментом переговоров, взгляды на них у Украины и России совершенно разные. И о выполнении Минска президенты не договаривались ранее. И вряд ли это получится сейчас. В общем, Минск для «нормандского формата» — это путь в никуда.

Что касается России, то Москве более удобно говорить по Донбассу с европейцами. Ведь «нормандский формат» и «формула Штайнмайера» декларируют позицию, которая совпадает с российскими интересами. И Украина выходит крайней в торможении Минска. Хотя всем понятно, какими фейковыми будут выборы по «формуле Штайнмайера» и размер опухоли, которую получит украинское государство с возвращением Донбасса на таких условиях.

Выгоден «нормандский формат» и европейцам. Потому что его возрождением, новыми предложениями и затягиванием переговоров они словно «метят» территорию, демонстрируя американцам, что Донбасс — это их проблема. Это вписывается в глобальную политику и конфликт интересов между США и ЕС, особенно противостояние Штатов с Германией как в экономическом, так и идеологическом плане. Стоит вспомнить хотя бы последний саммит G7, который продемонстрировал немало разногласий между европейскими и мировыми лидерами и Трампом не только в вопросах климата и пошлин на сталь и алюминий, но и роли России. Украинский Донбасс — это лишь поле для такого противостояния. У России здесь тоже есть своя игра. Она будет использовать «норманд» сегодня в качестве инструмента для создания конфликта между ЕС и США. Москве выгоден раздор между западными лидерами, в условиях которого консолидированное давление на них в теории может стать слабее. Будущее украинского Донбасса в этой истории второстепенное.

Related posts