План Авакова: получится ли вернуть Донбасс малыми шагами

План Авакова: получится ли вернуть Донбасс малыми шагами

Вначале весны глава МВД Арсен Аваков сделал несколько громких заявлений, которые разошлись практически по всем украинским СМИ, не оставшись незамеченными на Западе: в его ведомстве готовят стратегический план по деоккупации Донбасса.

В начале июня министр представил украинцам свое видение возвращения оккупированных территорий и восстановления целостности Украины. В деталях плана и его жизнеспособности разбирался «Апостроф».

Развод и мир

Свое детище Арсен Аваков назвал «Стратегия возобновления целостности Украины и деоккупации Донбасса. «Механизм малых шагов». Согласно документу, Минские соглашения в свое время не дали разгореться огню большой войны, но на данный момент они не работают, так как «отработали заложенный в них потенциал» и «не отвечают повестке дня».

Действительно, Минские соглашения в Украине и за ее пределами не ругал только ленивый. Но что же предлагает министр взамен?

Прежде всего, Аваков предлагает подготовить правовую почву для реинтеграции и деоккупации Донбасса, приняв два закона: об амнистии и о коллаборантах. Амнистировать предполагается всех, кто не совершал тяжких уголовных или военных преступлений. Механизма сепарации коллаборантов не предлагается, но подчеркивается, что такой закон будет иметь принципиальное значение для возвращения в правовое поле Украины жителей оккупированных территорий. С этим сложно не согласиться.

Напомним, что в Минских соглашениях никаких упоминаний о коллаборантах нет, но признается необходимость амнистии. Учитывая, как болезненно украинскому парламенту даются все законы, связанные с Донбассом, на голосовании за механизм амнистии все мирные планы могут быть похоронены. По мнению политолога Петра Олещука, именно поэтому в МВД и предлагают принять закон о коллаборантах.

«Закон о коллаборантах как раз призван обеспечить принятие закона об амнистии. Мы знаем, что закон об амнистии должен быть принят в результате реализации Минских соглашений. Но при этом все прекрасно понимают, как к этому закону относятся в украинском обществе, а депутаты в первую очередь думают о том, как их действия будут восприняты обществом, — поясняет «Апострофу» эксперт. — Закон о коллаборантах должен смягчить негативное восприятие закона об амнистии. Мол, закон об амнистии распространяется только на лиц, которые не принимали участия в военных или уголовных преступлениях. С другой стороны, они подпадают под действие закона о коллаборантах и в любом случае понесут какую-то ответственность. Эти два закона в спайке имеют намного большие шансы быть принятыми в парламенте, чем один только закон об амнистии».

После того, как эти два закона будут приняты (если будут приняты), Аваков предлагает начать первый этап деоккупации: согласовать отдельный район оккупированных территорий Донбасса, где будут разведены войска и сформируется демилитаризованная зона безопасности. Зачем начинать с отдельного района? «Поскольку невозможно найти и ввести в Украину от 20 до 40 тысяч миротворцев, которые необходимы для моментальной деоккупации и реинтеграции всей временно оккупированной территории Донбасса».

Кстати, введение миротворцев — второй этап стратегии министра. Предполагается, что вместе с пограничниками и полицейскими «голубые каски» возьмут под контроль демилитаризованный район — и всем будет счастье. А уж после этого можно проводить местные выборы, восстанавливать работу государственных органов власти, отстраивать инфраструктуру, проводить разминирование — в общем, возвращать регион к полноценной мирной жизни.

Стимул для РФ

Уже сам тот факт, что высокие чиновники предлагают пути выхода из кризиса, — однозначный позитив. Оживить мирный дискурс на фоне постоянно тлеющего конфликта — значит сделать шаг к решению проблемы. Однако что толку писать пусть даже и самые гениальные планы, если очевиден ответ на вопрос: «Хотят ли русские войны?»

«В документе много говорится о том, что нужно сделать для деоккупации Донбасса. Но там так и нет ответа на другой фундаментальный вопрос: почему другая сторона конфликта должна согласиться на то, чтобы сделать это, — отмечает дипломат Василий Филипчук. — Что должно измениться, чтобы вчера еще они не хотели пойти на деоккупацию и реинтеграцию, а завтра бы согласились?»

Действительно, и амнистия, и разведение войск, и проведение выборов уже и так есть в Минских соглашениях. Правда, министр предлагает начать отвод войск на одном отдельно взятом участке. Но что принципиально это меняет, если пророссийские боевики не отводят свои войска сейчас? Что должно заставить их уйти для начала из Горловки? Отвод войск и прекращение обстрелов — пункт №1 как в плане Авакова, так и в Минских соглашениях. Но именно на этом пункте все мирные договоренности как начинаются, так и заканчиваются.

Да и в самом МВД признаются, что нет никаких гарантий стабильного отвода вооружений.

«Конечно же, гарантий никаких нет. Это если все договорятся, — поясняет «Апострофу» спикер МВД Артем Шевченко. — Если противоположная сторона согласится попробовать на примере той же Горловки или Новоазовского района. Но на это нужна добрая воля противника».

Теоретически создать демилитаризованную зону в той же Горловке и добиться устойчивого прекращения огня возможно.

«Есть же какая-то линия разграничения, которую как-то признали и вокруг которой идут бои, но без наступательных операций», — добавляет Шевченко.

Но с практической точки зрения это трудновыполнимая задача.

«Какой бы гениальный план украинская сторона и министр МВД ни придумали, мы должны понимать, что у нас есть противник, и наши шаги зависят от реакции другой стороны, — поясняет «Апострофу» дипломат Александр Хара. — Соответственно, есть ее интересы, воля реализовать какой-то план и ресурсы на это. Интерес для России в этой войне — навязать нам ограничение суверенитета, чтобы мы не вступили в НАТО и ЕС и институцировали их постоянное политическое влияние на нашу страну. Ресурсы у них есть. И будут еще на много лет. Цена агрессии для них приемлема. Поэтому нет смысла говорить о том, что что-то может измениться в ближайшее время, когда ключевые параметры не изменились. Если бы план по деоккупации предусматривал ограничение нашего суверенитета, то война закончилась бы уже завтра».

«План не дает ответа на вопрос, как достичь того, чтобы россияне ушли, — добавляет «Апострофу» исполнительный директор Украинского института будущего Виктор Андрусив. — План о том, как нужно возвращать территории, когда стороны размежевались или россияне вышли. Это не план о том, как выбить с Донбасса россиян. Чтобы понять жизнеспособность этого плана, возможно, его нужно было бы сначала опробовать на подконтрольной Украине территории Донбасса? Почему-то в Киеве думают, что эта территория уже интегрирована. Согласно статистике, там 30% людей считает, что идет гражданская война, а 20% думает, что это местная реакция на события в Киеве. Это говорит о том, что мы ничего и никого особо не интегрировали».

Но даже если представить, что ценой международных усилий Кремль получит стимул уйти с Донбасса, в первый же пункт плана Авакова, по мнению аналитика Украинского института будущего Игара Тышкевича, закралась проблема.

«Согласно первому пункту этого плана, в демилитаризованную зону входят украинские пограничники, — отмечает «Апострофу» Тышкевич. — А теперь давайте посмотрим мандаты миссий по поддержанию мира. Ни одна из этих миссий вслед за собой не вводила силовиков противоборствующих сторон. Если украинские пограничники войдут вслед за миротворцами, то миротворцы должны будут стрелять в украинских пограничников. Это основы миссий по разведению сторон. Украинские пограничники — одна из сторон конфликта, поэтому до окончания работы мандата пограничников, а тем более украинскую полицию, Нацгвардию, туда просто не пустят. Соответственно, сами понимаете, какие шансы на выполнение всех остальных пунктов плана, если первый пункт выполнить невозможно».

Зачем все это?

«Здесь есть элементы пиар-стратегии: таким образом Аваков пытается перехватить инициативу в мирном дискурсе, — поясняет Петр Олещук. — Кроме того, не последнюю роль в плане министра занимает вопрос финансирования. Констатируется, что необходимо выделение миллиардов на восстановление территорий Донбасса, есть предложение по поводу создания органа, который будет заниматься распределением этих средств, что это должно быть внешнее финансирование. Я думаю, что таким образом Аваков предъявляет претензии на часть этого солидного бюджета».

Василий Филипчук же считает, что при всех критических замечаниях план Авакова — важный и нужный стране документ.

«Большинство политиков у нас ничего кроме ура-патриотических лозунгов не предлагают. Хорошо, «Минск» плохой, ничего не работает – так что делать? Как страна должна развиваться с этой проблемой? Где ставить запятую в предложении «интегрировать нельзя отказаться»? Построить стену? Честный и ответственный диалог на уровне государственного подхода к Донбассу, к сожалению, отсутствует. Никто из политиков не хочет брать на себя огонь и начать разговор по сути. Поэтому нельзя не приветствовать уже само решение министра начать такой диалог. Нужен серьезный профессиональный диалог – не только на уровне Совбеза ООН или «нормандской четверки», а диалог внутри общества. Поэтому инициативу Авакова нельзя не приветствовать», — подытожил он.

Related posts