Шахтерские бунты в Киеве: кому это надо и кто главная мишень

Шахтерские бунты в Киеве: кому это надо и кто главная мишень

Уже почти месяц не прекращаются акции протеста шахтеров под стенами парламента. Простым «постояли с флагами и разошлись» дело не закончилось: по всей стране горняки стали устраивать стихийные забастовки и даже отказывались подниматься на поверхность.

Очевидно, что усиление социальной напряженности в шахтерской среде на фоне реальных многолетних проблем в отрасли – благодатное поле для обретения политических дивидендов, ведь для удовлетворения каждого из требований горняков недостаточно очередного «победного» законопроекта с примечанием «не потребує виділення додаткових коштів з державного бюджету». Здесь нужны реальные деньги. Кто и как разыграет шахтерскую карту в преддверии выборов, разбирался «Апостроф».

Алкогольные разборки

За всю историю шахтерских стачек в Украине такие пикеты часто заканчивались победой митингующих. Так, например, произошло в 1994 году, когда забастовки горняков стали катализатором досрочных президентских выборов в Украине. Кроме того, шахтерскую карту разыгрывала и Россия на Донбассе, когда в мае 2014 года собрала под флагами так называемой ДНР и лозунгом «Фашизм не пройдет» несколько сот горняков. Шахтеры ходили по центральным улицам города, требовали от Киева прекратить АТО и таким образом создавали идеальную картинку для российских СМИ. Правда, после фейкового «референдума» и создания «молодых республик» большинство из этих же горняков остались без работы, но это, как говорится, уже совсем другая история.

Активно использовали горняков и весной 2015 года. Тогда в Киеве митинговали шахтеры компании ДТЭК Рината Ахметова. Нардеп Мустафа Найем даже опубликовал документ под условным названием план «Крепость», согласно которому ДТЭК, используя шахтерские выступления, должен был якобы защитить свои интересы: обеспечить повышение цены на уголь, сохранение монополии и увольнение Владимира Демчишина с поста министра энергетики и угольной промышленности. Естественно, в самой ДТЭК отрицали существование такого плана, а правоохранители так ничего и не доказали.

На этот раз организаторами шахтерских протестов в столице выступили Профсоюз работников угольной промышленности (руководитель – экс-«регионал» Виктор Турманов) и Независимый профсоюз горняков Украины (НПГУ). Глава НПГУ – экс-нардеп от БЮТа Михаил Волынец, который, кстати, на днях получил очередной кредит доверия и был переизбран на эту должность.

В феврале этого года Волынец уже поднимал шахтеров ГП «Селидовуголь» на митинг: в Донецкой области горняки перекрывали трассу, ведущую на Марьинку, Курахово и Красногоровку, и отказывались уходить, пока им не погасят долги по зарплатам.

Летние требования горняков под Радой были не оригинальны: выплатить долги, которых скопилось на 1,1 млрд грн, инвестировать в угольную отрасль, приняв соответствующий законопроект №8362, и прекратить импорт черного золота в пользу отечественной угледобычи.

С горем пополам после двух пикетов под парламентом, Кабмином, встречи с премьером Владимиром Гройсманом, стихийных забастовок, блокирования международной трассы Львов – Рава-Русская горняки добились от главы правительства обещаний выработать «новую политику» в угольной отрасли и выделения из бюджета 324 млн грн на выплату зарплат. Правда, деньги эти пришлось выбивать у профильного министра Игоря Насалика не без приключений: когда инициативная группа шахтеров пришла с претензиями к министру, тот обвинил их в алкогольном опьянении. Ответка от шахтеров не запоздала: горняки назвали пьяным самого министра, и Насалику пришлось вызвать копов и дышать в трубочку.

«По результатам обследования министра прибор показал полное отсутствие алкоголя у министра Игоря Насалика. Одновременно участники акции отказались от прохождения проверки вместе с министром», — на полном серьезе отрапортовали в пресс-службе Минэнерго.

Но выделенные 324 млн грн – капля в море задолженности по зарплатам горняков, а значит, разыграть шахтерскую карту именно сейчас невероятно актуально, тем более что проблемы в угольной отрасли, в отличие, например, от языкового вопроса, самые что ни на есть реальные.

Кто сыграет

По словам эксперта энергорынка Андрея Геруса, проблемы у горняков на государственных шахтах действительно весомые.

«Во-первых, те тарифы, которые мы платим по формуле «Роттердам плюс», часто до государственных шахт просто не доходят. Кроме того, 85% нашего угля владеет ДТЭК и 80% тепловой генерации владеет ДТЭК, соответственно, уже не раз бывали случаи, когда тепловая генерация отказывалась покупать уголь у государственных шахт, и появлялись проблемы со сбытом угля. Такие перебои с продажами угля влияют на то, что не приходят деньги на предприятия. Закупка оборудования происходит по завышенным на 50-80% ценам, соответственно, деньги с государственных шахт опять вымываются», — пояснил «Апострофу» Герус.

Однако даже тот факт, что база для шахтерских протестов реальная, не отменяет возможности получить политический профит на народных волнениях.

«Волынец – очень гибкий лидер профсоюзов. Когда-то он выступал за формулу «Роттердам плюс», говорил, что она принесет счастье шахтерам, но она принесла счастье Ахметову, а шахтерам – что-то не очень, — добавляет Герус. – Он никогда не замечает, когда, например, компания ДТЭК перестает покупать уголь на государственных шахтах или платит за уголь по заниженной цене, а вот попросить что-то у правительства и денег из бюджета он никогда не против».

Правда, шахтерская карта, которой владеет Волынец, — уже давно не козырь в политической колоде, ведь угольные профсоюзы не представляют ту силу, какой они были до войны на Донбассе, так как большинство предприятий и горняков оказались на оккупированных территориях. Тем не менее шахтеры свободного Донбасса, а также горняки предприятий Львовской и Волынской областей все еще представляют собой определенную силу и лакомый кусок электората. А, как известно, электорат бесхозным быть не может.

Так, погасить задолженность по зарплатам горнякам уже потребовали в «Батькивщине», а лидер Радикальной партии Олег Ляшко в свойственной ему экспрессивной манере призвал «не удерживать шахтеров, как рабов на галерах за похлебку». Впрочем, поговаривают, что такая обеспокоенность вопросами угольной промышленности все-таки связана с теплыми отношениями, сложившимися между главным «радикалом» страны и Ринатом Ахметовым.

Но дальше всех пошел «Оппозиционный блок», который выдвинул ультиматум коллегам по парламенту: если не будет голосования за законопроект №8362, то и в других голосования ВР оппозиционеры не собираются принимать участия.

«Стратегия «Оппозиционного блока» строится на недовольстве социальных групп: в первую очередь шахтеров, потом афганцев, военных пенсионеров, — поясняет «Апострофу» политолог Петр Олещук. – Вспомните, как блок активно декларировал свою поддержку военных пенсионеров. В конечном счете требования пенсионеров были удовлетворены правительством, но люди восприняли это как результат работы «Оппозиционного блока».

«Но вполне возможно, что Волынец уже играет в свою собственную игру и планирует вернуться в парламент, а для этого нужно приложить определенные усилия, что он и делает», — добавил «Апострофу» политолог Николай Спиридонов.

Главным объектом атаки залпом шахтерских пикетов эксперты называют премьер-министра.

«Шахтерскую карту используют для того, чтобы давить на Гройсмана, расшатать ситуацию вокруг правительства и показать неспособность премьера выстраивать свою работу», — уверяет «Апостроф» политический эксперт Международного центра перспективных исследований Игорь Петренко.

Получить иммунитет от претензий горняков можно двумя способами. Первый – дать шахтерам деньги, выплатив долги. Но денег нет.

Второй – напечатать деньги и дать их шахтерам.

Однако, по мнению политтехнолога Ярослава Макитры, правительство пойдет третьим путем.

«Сценарий, которым, скорее всего, пойдет власть – навязывание мысли о режиссировании всех этих протестов. Будут тезисы о попытках раскачать ситуацию в стране, о том, что проблема создается искусственно. Ведь нужно минимизировать негативное влияние от этой истории на остальных избирателей, убедить электорат, что шахтерские протесты – это театр», — резюмировал Макитра.

Related posts