Сослуживцы атошника, убившего пассажира маршрутки: «Не понимаем, что произошло, чтобы Дмитрий взялся за нож»

Сослуживцы атошника, убившего пассажира маршрутки: «Не понимаем, что произошло, чтобы Дмитрий взялся за нож»

Младший сержант почти год командовал танковым взводом и всегда отличался спокойствием.

Убийство, произошедшее в Киеве на остановке маршруток междугороднего сообщения, взбудоражило общественность.

Как сообщает полиция, 28-летнему младшему лейтенанту 72-й отдельной механизированной бригады имени Черных Запорожцев, контрактнику ВСУ, бойцу АТО, сделали замечание по поводу того, что он хотел сесть в автобус без очереди. Слово за слово, возникла перепалка, в результате боец отошел в сторону, купил нож, после чего ударом в спину в область сердца заколол спорщика.

Общество, наблюдая подобные случаи не впервые, видит проблему в отсутствии надлежащей психологической реабилитации военных, которые прошли службу в зоне АТО.

— Неужели наша вечно временная министр здравоохранения и народные избранники слепы в том, что военные страдают посттравматическим синдромом в результате боевых действий? — обратился к политикам главный военный прокурор Анатолий Матиос. — Неужели почти за 4 года войны нельзя найти средства и разработать программы для реабилитации тех, кто вернулся из АТО?

Полгода назад бывший психиатр Министерства обороны Олег Друзь заявил: 93% участников АТО являются потенциальной угрозой для общества и нуждаются в лечении.

«Как свидетельствует международный опыт, участники боевых действий по возвращении в мирную жизнь могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества, — сообщил в своем докладе на комитете в ВР Олег Друзь. — По статистике 98% из них (участников боевых действий. — Ред.) нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи вследствие действия боевых стресс-факторов. Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни».

Правильнее говорить «адаптация»
— Человек, который был на войне, не может вернуться к тому психологическому состоянию, в котором он был раньше, — говорит «КП» в Украине» военный психолог Андрей Козинчук. — Он изменился, это невозвратный процесс. Но это не означает, что он стал хуже. Человек приобрел жизненные качества, которые позволяют жить эффективно.

Эксперт замечает: в данном случае правильно говорить «адаптация», а не «реабилитация». Так как последняя подразумевает возвращение человеку того состояния, в котором он был до психологического потрясения.

— Сразу домой их отпускать нельзя. С ними должны работать социальные работники в местах, специально выделенных в госпиталях, военных частях. В этот период, который длится от 14 до 21 дня, бойца диагностируют психологи, определяют его состояние и возможность позже вернуться назад в зону боевых действий, — объясняет необходимую процедуру военный психолог.

Стандарты отбора занижены
Собеседник говорит: все то, о чем он нам рассказал, на самом деле с военными не проводят.

— Места дислокации есть, но они не сотрудничают с социальными работниками. Потому что руководство армии и государство проблемы психологической адаптации не признают и проблемы в этом не видят. Они считают, что боец вернется домой и все будет нормально. Бойцов отправляют в АТО, но им скрининг и психологическую помощь не предоставляют. Они занимаются служебной деятельностью, как полагается солдату, — говорит военный психолог.

Андрей Козинчук говорит и о проблеме отбора в армию. По его мнению, стандарты отбора очень заниженные и неквалифицированные.

— Будущим солдатам проводят очень простые тесты, но они не могут показать психологическое состояние человека. Если бы у нас был жесткий отбор, тогда бы в нашу армию набрать военных вообще бы не смогли. Есть необходимое количество мест в армии на контракт, и их необходимо заполнить, — говорит собеседник.

Психолог утверждает: с будущим военным необходимо проводить собеседование или интервью, на котором присутствуют социальные сотрудники.

Неуравновешенного вычислили бы сразу
Руководитель Центра психиатрии Виктор Баравин уверен: в подобное психологическое состояние солдаты попадают после войны.

— Психически неуравновешенный человек проявил бы себя на начальном этапе службы, и его сразу бы комиссовали, — говорит нашей газете Виктор Баравин. — В данном случае солдат подвергается мощной психической травматизации. И у большей части людей после фронта обнаруживаются признаки посттравматического стрессового расстройства.

Психиатр считает, что во время адаптации бойцам главное — объяснять их поведение в мирном обществе.

— Как бы это парадоксально ни звучало, но человеку, увидевшему в глаза смерть, надо говорить, как ребенку: на острое слово нельзя реагировать ударом, агрессией. Такого человека надо учить жизни заново и ни в коем случае не упоминать военное прошлое, — говорит эксперт.

Кстати
Сослуживцы Дмитрия Балабухи: «Не понимаем, что могло произойти такого, чтобы он взялся за нож»
По словам побратимов, младший сержант не был замечен в неадекватном состоянии.

Дмитрий Балабуха 1990 года рождения — житель города Прилуки. Младший лейтенант, контрактник. В 72-й отдельной механизированной бригаде, где служил Балабуха, в шоке от случившегося.

— Он никогда не был конфликтным, и охарактеризовать его можно лишь с хорошей стороны — адекватный и спокойный, — рассказали «КП» в Украине» военные. — В конце прошлого года вернулся с военных действий из Авдеевки. 24 ноября лег на реабилитацию по возвращении, такую все проходят: подлечил раны, прошел психологическую экспертизу. Был здоровым во всех смыслах. Для всех нас, побратимов, это большой шок — не понимаем, что могло произойти такого, чтобы он взялся за нож.

В Киеве Дмитрий Балабуха был в гостях у родственников. И находясь на остановке, где и произошло убийство, направлялся как раз домой в Прилуки.

— По закону контрактники не берут никакие дополнительные разрешения или увольнительные, — рассказали в 72-й ОМБр, — живут они не в части и не должны быть здесь все время. Ездят на службу, как на работу, поэтому говорить, что он был в самоволке, — неверно.

В августе прошлого года о Дмитрии Балабухе писали на сайте пресс-центра штаба АТО под хештегом «лицо защитника»:

«Дмитрий Балабуха почти год командует танковым взводом. А начинал службу рядовым солдатом в феврале 2015 года.

Он воевал на приморском направлении — в Гранитном, Новотроицком, Старогнатовке, а также в других населенных пунктах в районе проведения антитеррористической операции.

В Гранитном его танк сгорел — враг попал противотанковой ракетой в ангар, где находилась боевая машина. По наводке ангар добили из 120-мм миномета. Сдетонировал боекомплект, у танка оторвало башню. К счастью, экипаж, находившийся неподалеку в блиндаже, не пострадал. Танкисты пытались потушить пожар, но после начала минометного обстрела вынуждены были искать укрытие. Что их и спасло.

Позже они достойно ответили противнику. В тех боях Дмитрий стал командиром танкового взвода, а вскоре ему было присвоено воинское звание «младший лейтенант».

Дмитрий Балабуха развелся еще до войны, детей нет. Дома остались мама и сестра. По словам сослуживцев, никогда не употреблял запрещенные препараты и не был замечен в неадекватном состоянии.

В тему
Погибший Руслан Юрченко мечтал открыть ресторан на колесах
35-летний Руслан Юрченко родился в Киеве, а в Одессу переехал в 2012 году, куда его пригласили на работу шеф-поваром. Ресторан Cooper burgers, где трудился Руслан, — одно из самых популярных заведений в центре города. По иронии судьбы, обычно Юрченко ездит на машине, но в тот день решил поехать на маршрутке.

Поварского стажа у Руслана 10 лет. Он признавался, что сколько себя помнит, всегда любил готовить. Последние несколько лет он думал над концепцией ресторана, в котором было бы по-настоящему вкусно и качественно приготовлено, но при этом цена блюда держалась в рамках 20-35 гривен. Обсуждали идею с другом, решили открыть ресторан на колесах, но воплотить этот проект Руслан не успел.

— Еще давно, в деревне у бабушки мы с ребятами пекли картошку с салом на костре. Всем хотелось побыстрее выхватить из огня следующую, уж такая она была вкусная, — рассказывал Юрченко. — Потом пошли кулинарные школы, общепит, рестораны. Вот последние десять лет я профессиональный повар. Но на самом деле поваром-то я стал ровно в тот момент, когда ребята слопали мою первую картошку на углях. А вообще это круто, когда люди едят твою еду, когда просят добавки — это именно то, почему я готовлю.

Также Руслан занимался боевыми искусствами. Его 10-летняя дочь тоже растет спортсменкой и сейчас находится на соревнованиях, о гибели отца ей еще не сказали. Кроме того, у погибшего остались жена Яна и 5-летний сын.

Related posts