КАНОНИЧЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ. ПОЧЕМУ МАНАФОРТУ В УКРАИНЕ ПЛАТИЛИ ВСЕ

КАНОНИЧЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ. ПОЧЕМУ МАНАФОРТУ В УКРАИНЕ ПЛАТИЛИ ВСЕ

Манафорт, хотя и проиграл вместе с Януковичем в 2004 году, умудрился сделать Украину своей «канонической территорией».

Судебные откровения Рика Гейтса — младшего партнера американского политтехнолога и лоббиста Пола Манафорта, плотно работавшего в Украине последние десять лет, не стали для украинцев какой-то слишком уж впечатляющей сенсацией, тем не менее немного подпортили имидж многим украинским политикам, включая действующего главу государства Петра Порошенко.

И хотя ничего противозаконного в сотрудничестве с Монафортом для украинских политиков нет, имя американского политконсультанта уже настолько токсично, что всякое упоминания с одной строке с этим человеком как минимум неприятно. В Украине господин Манафорт известен достаточно давно и не с самой хорошей стороны — как консультант лично Виктора Януковича, Партии регионов и ее правопреемника Оппоблока. В мире же Манафорта знают, как главу избирательного штаба нынешнего президента США Дональда Трампа, обвиняемого в незаконных связях с российским руководством, а заодно в отмывании денег и налоговых махинациях.

Суд над Манафортом, который сейчас идет в США развивается далеко не в пользу американского политтехнолога, поскольку ряд его соратников пошли на сделку со следствием и дают показания против своего бывшего шефа, и Украина в их словах занимает не самое последнее место, ведь в нашей стране Манафорт работал долго и плодотворно, заработав десятки миллионов долларов.

Согласно показаниям бывшей «правой руки» Манафорта Рика Гейтса, его экс-шеф сотрудничал не только с Януковичем и регионалами, но и с рядом других украинских политиков. В списке клиентов американца также названы Сергей Тигипко, Виктор Пинчук и даже Петр Порошенко. Наибольшего шуму, естественно, наделало заявление о работе с Порошенко, хотя оно, наверное, наименее конкретное из всех. Как отметил Гейтс, компания Манафорта якобы консультировала Порошенко на выборах 2014 года, но даже не получила полного гонорара за свои услуги. Суду были даже предоставлены некие записки или заметки, где фигурирует аббревиатура «ПП», но что это за записки и о чем там идет речь, покрыто тайной.

На Банковой сразу же озадачились показаниями Гейтса, ведь его слова дают оппонентам президента Украины, да еще и накануне выборов, дополнительный тезис к спекулятивному утверждению, что «Порошенко ничем не отличается от Януковича», которым очень любят оперировать оппозиционеры. Поэтому в Администрации президента Украины тут же заявили, что «команда Порошенко никогда не сотрудничала ни с Манафортом, ни с его людьми. Предложения о сотрудничестве поступали среди других, впрочем, даже не рассматривались». Несколько позже ситуацию прояснил политтехнолог Порошенко Игорь Грынив. По его словам, Манафорт пробовал предложить свои услуги и свою стратегию штабу Порошенко, и Грынив даже встречался с американцем, но стратегия оказалась устаревшей и неактуальной для постреволюционной Украины, а встреча продолжалась не более трех часов.

Если в загашниках у Гейтса нет новой информации и, главное, каких-то весомых доказательств, то на этом историю отношений Порошенко и Манафорта можно считать исчерпанной, а объяснения Банковой достаточными, тем более, что идейных противников Петра Алексеевича этими объяснениями не переубедить, а сторонникам они и не нужны. Ведь даже, если украинский президент вдруг и консультировался с Манафортом, то в этом не было ничего незаконного, тем более, что услугами предприимчивого американца, как показали вскрывшиеся обстоятельства, в той или иной степени пользовались в Украине почти все крупные политические игроки. И упрекать их за это вряд ли стоит.

В конце концов Янукович стал тем, кем он стал не по злобному наущению американца, а по несколько иным причинам, корни которой лежат в Донецке и Москве, а не в Вашингтоне. Манафорт же, попав на украинский политический рынок в начале 2000-х и даже проиграв вместе с Януковичем в результате Помаранчевой революции, умудрился тем не менее сделать Украину своей «канонической территорией» и, судя по всему, поднять свой авторитет и ценник на свои услуги очень высоко.

Во многом это объясняется тем, Манафорт оказался в Украине единственным американским специалистом, с одной стороны глубоко знакомым с украинскими политическими реалиями, а с другой имеющим достаточно сильные связи и возможности в Вашингтоне. А потому мог предлагать своим украинским клиентам достаточно эксклюзивный продукт. Как никак Манафорт консультировал Рейгана, обоих Бушей и Джона Маккейна, то есть обитал в самых высших сферах американского истеблишмента и представителям украинских элит явно было сложно наотрез отказывать такому человеку.

И хотя мы до сих пор мало знаем, за что конкретно платили американцу миллионы долларов украинские политики, за исключением Януковича и регионалов, но очень может быть, что их транши Манафорту были в том числе неким авансом и заделом на будущее, что бы в случае надобности был свой прикормленный человек в Вашингтоне. Манафорт по той же причине имел основания предлагать свои услуги в Украине всем подряд, что, судя по всему, и делал. Как бы там ни было, а дело Манафорта будет касаться Украины не слишком плотно, для нас американский политтехнолог — герой прошлого, а не настоящего.