ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ. КАК ВЫГЛЯДИТ ИДЕАЛЬНЫЙ УКРАИНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ США

ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ. КАК ВЫГЛЯДИТ ИДЕАЛЬНЫЙ УКРАИНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ США

Кто конкретно обеспечит активное вхождение в Украину американского крупного бизнеса, Вашингтону не столь важно. Главное — это предоставление Белому дому наилучшего пакета гарантий выполнения своих будущих обязательств, от которых будет сложно уклониться после инаугурации.

Ни для кого не секрет, что у такого крупнейшего мирового игрока, как США, есть свои национальные интересы как в нашей стране, так и в Восточноевропейском регионе в целом. Тем более что украинско-американские отношения давно носят характер стратегического партнерства, значительно усилившегося в связи с российской военной агрессией против Украины, где Вашингтон изначально выступал и продолжает выступать нашим ключевым союзником. К тому же Америка всегда играла первую скрипку и в вопросах выделения Киеву необходимой макрофинансовой помощи, не позволяющей свалиться в дефолт. Поэтому влияние из-за океана на многие процессы в украинском политикуме, включая предстоящую у нас президентскую гонку, действительно очень чувствительно и многогранно.

Впрочем, распространенная точка зрения о том, что все, мол, за Украину решают в так называемом «Вашингтонском обкоме», исключительно от которого, дескать, и будет зависеть исход украинских выборов-2019, выглядит, мягко говоря, явным преувеличением. На такое «внешнее управление» у США, обеспокоенных параллельно военными конфликтами в Сирии и Афганистане, сдерживанием КНДР, России и Ирана, а также непростыми взаимоотношениями с Китаем и Евросоюзом, банально не хватает рук. Правда, тотальный американский патронат над украинским политическим классом вовсе и не требуется.

А вот что от Киева реально нужно нынешней администрации Дональда Трампа, усилившейся в последнее время сторонниками сугубо прагматичного подхода, так это четкое следование стратегии американской экспансии на всю Балто-Черноморскую дугу. Причем не только в политическом, но и в бизнесовом ее выражении, ограничивая тем самым всевозможные аппетиты России с востока и Германии с запада, что, по сути, является новым ремейком старой геостратегической концепции Междуморья, не позволяющей установить устойчивую ось между Берлином и Москвой.

Конкуренты за ставку Вашингтона

Возвращаясь от большой геополитики непосредственно в украинские широты, становится очевидным, что тот из кандидатов в президенты Украины, кто сможет гарантировать обеспечение таких долгосрочных и многосторонних планов США в Восточной Европе, де-факто получит поддержку Белого дома во время своей избирательной кампании. Само собой, в данном кастинге априори не могут участвовать представители пятой колонны Кремля Юрий Бойко и Вадим Рабинович, хотя конкурентов за ставку Вашингтона на выборах-2019 и без них предостаточно.

Первой в этом году вступила в борьбу за симпатии американского политикума Юлия Тимошенко. Но, несмотря на то что ее февральские визиты на молитвенный завтрак к Трампу и на конференцию по вопросам международной безопасности в Мюнхен завершились в принципе на мажорной для лидера «Батьківщини» ноте, дальнейшего продолжения данная заокеанская активность Тимошенко пока не возымела. Более того, она спешно опровергла информацию о найме в качестве официального лоббиста ее интересов в Вашингтоне известного американского политтехнолога Барри Беннета. Того самого, кто в 2016 г. был старшим советником президентской кампании Трампа, а в 2004-м сотрудничал с еще одним президентом США от республиканцев — Джорджем Бушем-младшим, будучи директором по коммуникациям 30-го саммита G8 в американском курорте Си-Айленд. Одним словом, тема актуальных американских контактов Тимошенко явно ушла в тень.

Свою попытку устроить в США собственные смотрины предпринял в марте Андрей Садовый. Хотя максимум, чего добился львовский градоначальник, так это встречи с мэром Нью-Йорка, демократом Биллом де Блазио, остальные же заокеанские рандеву главы «Самопомочі» прошли на не таком уж высоком уровне. Видимо, основная причина такого положения дел в том, что ни в Америке, ни в Украине до сих пор никто не может окончательно понять, будет ли Садовый вообще выдвигаться в украинские президенты, а не поддержит, к примеру, Анатолия Гриценко, о чем активно ходят слухи.

Кстати, к лидеру «Гражданской позиции» действительно могли начать присматриваться в Белом доме, учитывая как его евроатлантическую позицию во время работы министром обороны при президентстве Виктора Ющенко и наработанные им тогда же определенные связи в Пентагоне, так и нынешние достаточно высокие показатели президентского рейтинга. Однако это пока лишь в теории, а на практике в данном ключе также полный информационный штиль. Тем временем гриценковские пиарщики уже пробуют запускать в массы ненавязчивые месседжи о том, что «дядя Сэм поставил на настоящего полковника», якобы отказав в такой любезности обоим главным фаворитам — и Юлии Тимошенко, и Петру Порошенко, чему на самом деле нет никаких реальных подтверждений.

Более того, касательно нынешнего главы украинского государства Вашингтон за последние месяцы резко убрал персонализированный критический тон, чем даже окрылил многих в команде Банковой. Еще зимой обычным делом для американского истеблишмента было ставить вровень с нашей войной с Россией существование коррупции в качестве главной проблемы для Украины. А за пробуксовки в борьбе с этим внутренним злом чуть ли не прямым текстом возлагалась вина лично на Порошенко, из-за чего складывалось стойкое впечатление, что Петра Алексеевича буквально сливают. Зато теперь от таких прозрачных намеков не осталось и следа — антикоррупционная составляющая, конечно, остается одной из ведущих в риторике США, но уже как-то обобщенно и без сопутствующей ранее персонализации. То есть ни о каком-либо реальном сжигании мостов Белого дома с Порошенко сейчас не может быть и речи.

В чем состоит прагматичный курс

Такая смена американского курса в отношении официального Киева связана, по всей видимости, с несколькими моментами. Во-первых, за океаном осознали, что собственноручно и публично топить действующую украинскую власть, даже если на то есть определенные основания, себе же во вред. Ведь именно осложнений украинско-американских отношений в любом их проявлении давно ждет Кремль, пропагандисты которого для расшатывания внутриукраинской ситуации постоянно пытаются превратить в пугающего слона даже сущую муху, не говоря уже о том, когда есть в наличии наглядные пощечины «киевской хунте» от ее главного союзника.

Во-вторых, Вашингтон всерьез озадачили первые последствия жесткого наката коллективного Запада в отношении темпов украинских реформ, во многом спровоцировавшего всплеск свежего запроса украинцами «новых лиц». Но в данных последних соцопросов среди претендентов на выход во второй тур президентских выборов вдруг появились не новые политики, а два представителя шоу-бизнеса — рок-музыкант Святослав Вакарчук и комик Владимир Зеленский.

При этом продвижение обоих небезосновательно связывают с олигархами, соответственно с Виктором Пинчуком и Игорем Коломойским. И если Вакарчук хоть как-то знаком американскому политическому классу, правда, преимущественно демократическому его сегменту, оппозиционному сегодняшнему хозяину Овального кабинета, то Зеленский — это полная неопределенность и непредсказуемость, граничащая, в понимании американцев, с погружением и так не славившейся своей стабильностью Украины в полнейший хаос.
Ну а в‑третьих, на смену уволенному в марте Рексу Тиллерсону в кресло госсекретаря США пришел бывший директор ЦРУ Майк Помпео, который изначально являлся сторонником перевода всего Госдепа на рельсы более прагматичной внешней политики, строго подчиненной видению республиканских «ястребов», как претворить в жизнь громкий предвыборный лозунг Трампа Make America Great Again («Сделаем Америку великой снова»).

В нашем конкретном случае «возвращения Америке величия» речь идет об активном вхождении в Украину американского крупного бизнеса как минимум по трем стратегическим направлениям. И кто конкретно из нынешних претендентов на пост украинского президента это обеспечит, для США не столь важно. Главное, чтобы кто-то из них ныне предоставил Белому дому наилучший пакет гарантий выполнения своих будущих обязательств, от которых будет сложно уклониться после инаугурации. В конце концов, у Вашингтона для принуждения особо строптивых есть в наличии украинская антикоррупционная инфраструктура, чье сооружение символично завершит создание Высшего антикоррупционного суда.

Три украинских направления США

Если говорить о тех секторах нашей экономики, в которые готовы вложиться американцы при условии режима полного благоприятствования со стороны украинского правительства, то это оборонка, энергетика и бизнес, связанный с обеспечением роста аграрного производства. Развитие первого направления теперь в приоритете не только у Пентагона, но и у Госдепа, ведь не зря новый его руководитель Помпео хорошо известен профессиональным лоббизмом как раз американского ВПК (в отличие от его предшественника Тиллерсона, сделавшего карьеру в нефтяном гиганте ExxonMobil).

Причем в глобальных планах — не только широкие поставки вооружения made in USA, но и открытие в Украине производственных мощностей для его сборки и обслуживания. Между прочим, такая перспектива является двойным плюсом для укрепления украинской обороноспособности в условиях продолжающейся путинской агрессии и выступает важным сдерживающим фактором для новых военных авантюр Кремля. К тому же развертывание у нас своеобразной «рембазы» для ВПК США больно ударит по позициям российской оборонки на многих ее нынешних рынках сбыта и фактически окончательно закроет весь Восточноевропейский регион для «Ростеха» (эта российская госкорпорация под управлением давнего приятеля Путина генерал-полковника ФСБ Сергея Чемезова объединяет 14 холдингов, занятых в разработке, производстве и экспорте продукции военного назначения).

Второе направление — энергетическое во всех без исключения его проявлениях вплоть до распределения электроэнергии. В идеале массированный приток американских инвестиций должен прежде всего охватить добычу углеводородов на украинских месторождениях, включая разведанные сланцевые запасы, сооружение нефтяных и СПГ-терминалов на Черном море для приема нефти и газа извне, а также строительство в нашей стране дополнительных мощностей по нефтепереработке. Плюс в фокусе внимания, конечно же, украинская ГТС с ее уникальными подземными хранилищами, которую американцы давно рассматривают в качестве перспективного газового хаба для всей Европы, создание которого заставит Москву несколько умерить свои аппетиты по продолжению газовой экспансии на континенте.

Наконец, третье направление комплексно связано со вторым — это производство удобрений для нужд не только украинского АПК, но и аграрного сектора соседних стран, для чего, как известно, перво-наперво нужен газ. То есть прокремлевский олигарх Фирташ должен быть бесповоротно вытеснен из украинской химической промышленности, что, кстати, станет хорошим импульсом для возрождения всего нашего химпрома, ведь фирташевские «Азоты» на сегодняшний день и так либо полностью остановились, либо на ладан дышат. Кроме окончательных похорон путинской мечты о создании своеобразного «азотного» ОПЕК, диктующего цены аграриям всего мира, есть также амбиции по ликвидации российско-белорусской монополии на калийные удобрения путем ввода в строй предприятий по их производству именно в Украине.

Взаимные выгоды

Данная долгосрочная стратегия Вашингтона по отношению к нашей стране должна не только привести к сугубо экономическим бонусам для американского капитала, она, безусловно, преследует глобальные геополитические интересы США. А именно: держать под контролем восточноевропейскую ось от Балтийского до Черного моря, названную еще 100 лет назад родоначальником британской геополитики Хэлфордом Джоном Маккиндером «воротами в Хартленд».

Как известно, термином «сердцевинной земли» этот ученый именовал богатую на ресурсы массивную северо-восточную часть Евразии, не имеющую удобных транспортных выходов в Мировой океан, но постоянно жаждущую мировой экспансии, начиная с гуннов и монголов и заканчивая турками и русскими. Тогда же Маккиндер выдвинул знаменитую максиму: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом. Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (таким понятием в геополитике принято называть совместно Евразию и Африку. — «ВД»). Кто конт-
ролирует Мировой остров, тот командует миром».

Сейчас на этих «воротах» стоят в основном современные Польша и Украина, которым покровительствуют США, видя в нас противовес и Москве, и Берлину. Между прочим, при всех противоречиях Варшавы и Киева в вопросах исторической памяти обе ключевые страны Междуморья занимают в целом единую позицию в сфере как военного, так и энергетического сотрудничества. Например, в той же теме безусловного противления злополучному российско-немецкому проекту «Северный поток-2», да и военная угроза со стороны России для поляков отнюдь не пустой звук, а для украинцев — вообще обыденная реальность.

Поэтому можно сколько угодно говорить о том, что Вашингтон отбирает у Украины ее субъектность, но это не более чем разговор в пользу бедных. По факту же нам не просто нужно противостоять российской военной агрессии, но и восстановить свою территориальную целостность, вернув аннексированный Россией украинский Крым и оккупированные ею же отдельные районы Донецкой и Луганской областей. Это во‑первых, а во‑вторых, без иностранных инвесторов ускоренные темпы украинского экономического роста — на грани фантастики, если вообще возможны. Так что, когда американцы сами предлагают Украине свои деньги, выставляя для этого характерные при любых коммерческих сделках определенные встречные условия, грех отказываться. Тем более что субъектность всегда возвращается только к тем, у кого растут богатство и благосостояние, а не наоборот.

Related posts