Военное пиар-положение: почему в Украине сохраняется опасность срыва выборов

Военное пиар-положение: почему в Украине сохраняется опасность срыва выборов

Прошло две недели с того момента, как в Украине действует правовой режим военного положения в 10 областях страны.

За это время Минобороны успело созвать на сборы резервистов, а президент в каждом своем публичном выступлении неоднократно подчеркивал, что Украина находится на пороге широкомасштабной российской агрессии. Впрочем, возросшая медийная активность гаранта дает основания ряду экспертов полагать, что введение военного положения было не более чем политической технологией, направленной на то, чтобы отодвинуть президентские выборы на максимально дальние сроки. В деталях технологии разбирался «Апостроф».

Полсрока мы уже отмотали

11 декабря украинцы уже смогут отметить «экватор» военного положения в 10 областях страны. И руководство страны, и чиновники Минобороны и начальник Генштаба Виктор Муженко всю неделю заверяли украинцев – военное положение необходимо: мол, на восточных границах страны и в Крыму Россия накопила критическое количество войск, готовых в любой момент начать большую войну. Вероятность такого сценария «Апостроф» уже разбирал в материале «Реальна ли угроза: чем за 30 дней ответит Путин». Никакого качественно значимого увеличения количества войск на границе с российской стороны, объясняющем потребность в военном положении, не наблюдается, а ситуация на Донбассе, не смотря на отдельные перестрелки, в течение последних трех недель стала спокойнее, чем обычно. Поэтому принципиально важным остается вопрос, насколько оправданным было введение военного положения. Ведь ни после аннексии Крыма, ни после трагических событий в Дебальцево и Иловайске, где погибли сотни украинских солдат, подобных мер руководство страны не предпринимало.

Именно тому и среди экспертов, и в дипломатических кругах активно обсуждаются другие версии, объясняющие введение военного положения. Главный вопрос – кто выиграл, и кому выгодно было военное положение. Выгода военная пока что не просматривается, а вот политические профиты от введения военного положения власть предержащие получают уже сейчас, и они вполне реальны.

Военное положение как предвыборная технология

Во-первых, нынешняя риторика с новой силой мобилизуют вокруг главы государства так называемый патриотический электорат, который до введения военного положения, на фоне полного тупика Минских соглашений и непонятной ситуацией с введением миротворцев на Донбассе, подпадал под искушение критиковать действия, а точнее — бездействие со стороны президента по исполнению своего главного обещания — урегулирования конфликта на востоке страны.

Во-вторых, несмотря на то, что президент урезал с 60 (как якобы предлагал СНБО) до 30 дней действие военного положения, при необходимости, особый правовой режим можно пролонгировать.

«Выбранный формат 30 дней и не по всей территории Украины, это логичный компромисс. Вопрос 60 дней мог нести в себе определенные политические нюансы, ведь военное положение накладывалось бы на старт президентской кампании», — говорит «Апострофу» политтехнолог Ярослав Макитра.

Нет, президент, конечно, уверял, что 30 дней хватит с головой, и если российская угроза не возрастет, то новый год украинцы будут праздновать уже без военного положения, а выборы президента состоятся в положенные сроки. Но если Путин действительно сосредоточил такое огромное количество войск на границе, как уверяют в Генштабе, с чего бы ему их отводить через 3 недели? Тем более, что после инцидента в Азовском море ослабить кольцо вокруг Украины, по логике Кремля, означает показать слабость, ведь дипломатия с привкусом пороха — излюбленный инструмент Москвы. Тем более, что после введения военного положения даже среди убежденных союзников и партнеров Украины возникли подозрения, что его ввели с электоральными целями.

«Продление военного положения точно зависит от действий Российской Федерации, от ее намерений, от обстановки, которая будет на границе», – уточнил министр обороны Степан Полторак.

Таким образом военное положение реально может выйти за рамки 30 дней, сместив сроки выборов.

Конспирологи

Правда президент уверяет, что между военным положением и переносом выборов нет ничего общего, а все подобные разговоры чистейшая конспирология.

«СНБО рекомендовал ввести военное положение на 60 дней. Мое решение — 30. Чтобы военное положение ни одним днем не накладывалось на начало избирательной кампании. Чтобы ни у кого, кто о своем политическом интересе печется больше, чем об украинском, не осталось оснований для грязных спекуляций», — заявлял президент.

В принципе, этому можно было бы доверять, если бы об этом сценарии некоторые политики не говорили заранее. Например, Юлия Тимошенко полгода назад на на одном из эфиров прямо обвинила действующую власть в том, что она может «инициировать войну и ввести военное положение для того, чтобы не проводить выборы». Другой кандидат в президенты – Александр Шевченко от партии УКРОП – в начале ноября тоже заявил, что власть может ввести военное положение с электоральными целями.

И если с оппозиционерами еще можно сказать, что все это была антиправительственная риторика, то ближайшего соратника действующего президента генпрокурора Юрия Луценко к оппозиционерам точно не причислишь. Но, тем не менее, еще летом, 21 августа, задолго до введения военного положения, в интервью одному из украинских изданий, на вопрос, что заставило бы его уйти в отставку, Луценко ответил следующее: «Если в государстве будет принято явно неконституционное решение. Например, введение военного положения без предусмотренных Конституцией оснований только для удержания кресел. Я знаю, что есть горячие головы, которые носятся с этим планом. Если будут попытки ввести военное положение для того, чтобы отсрочить избирательный процесс, я буду считать это невозможным».

В дипломатических кругах тоже мало кто сомневается, что власть использует военное положение в целях президентской избирательной кампании. «Мы не знаем, был ли это такой стратегический замысел или план, вряд ли кто-то в штабах в Киеве планировал такую многоходовку, но то, что Порошенко решил использовать кризис в своих целях, то в этом вряд ли можно сомневаться. Если бы он ничего не делал, его бы обвинили в ничегонеделаньи, а так он взял инициативу в свои руки, испугал всех военным положением, потом сделал уступку и сейчас уже точно никто его не обвинит, что он ничего не делает. Но главный вопрос, который нас сейчас волнует – как далеко он пойдет и вовремя ли остановится. Ответа мы не знаем, а подозрения в угрозе срыва выборов мы слышим отовсюду. Решение по местным выборам в ОТГ, запланированным на 23 декабря, будет для нас сигнальным», — рассказал «Апострофу» европейский дипломат на условиях анонимности.

Как известно, на 23 декабря назначены выборы в новые объединённые территориальные громады, из них 45 – в 10 областях, где введено военное положение. Центризбирком и глава парламента Андрей Парубий уже заявили, что проведение выборов невозможно из-за военного положения и срыва календарного плана подготовки к выборам. Президент Порошенко со своей стороны предложил изменить законодательство для проведения выборов во время военного положения. Но по состоянию на сегодня так и не понятно – пройдут ли выборы или нет.

Все дело в Томосе

В то же время, некоторые эксперты считают, что президент может быть абсолютно искренен, и смысл военного положения действительно не в отсрочке выборов.

«Это превентивные меры власти, которые вводятся для того, чтобы предотвратить возможные негативные последствия для власти, в связи с получением томоса», — говорит «Апострофу» политолог Кость Бондаренко.

Другой источник «Апострофа» – депутат из ближайшего окружения президента, с которым беседовали не под запись, тоже высказал мнение, что все действия российских пограничников в Керченском заливе – хорошо продуманная и проведенная спецоперация России по срыву томоса. «Сразу же после инцидента Путин позвонил Эрдогану. Уверен, что среди прочего было сказано – вот видишь, что они творят, и ты им поможешь не смотря на все это?». Если это правда, то пока что спецоперация проходит не очень успешно.

Но причина все же в выборах

Впрочем, большинство экспертов, опрошенных «Апострофом» все же уверены в том, что военное положение рассчитано под президентские выборы.

«Очевидно, что это политтехнология, — сказал «Апострофу» политолог Петр Олещук. – У нас в стране сложилась парадоксальная ситуация: довольно долго, по разным политическим причинам военное положение не вводили, но в то же время принимались законы, которые по сути обеспечивали суррогат военного положения без его введения. Например, закон о военно-гражданских администрациях и другие похожие нормы. А сейчас наоборот: ввели военное положение, а президент говорит о том, что необходимо принять законодательные нормы, которые обеспечат проведение местных выборов в условиях военного положения. То есть, теперь мы создаем суррогат мирного времени в военном положении. В итоге, по сути ничего не меняется».

Но не менее важный вопрос – решится ли парламент на пролонгацию особого правового режима еще на 30 дней, при которой сроки президентских выборов будут смещены.

«Такое политическое искушение есть всегда, — считает политтехнолог Ярослав Макитра. – Конечно, продление военного положения могло бы быть выгодно президенту, но одно дело желание, а другое — возможность и реальность. Чтобы продлить военное положение еще на 30 дней, нужна очень весомая причина. Должна быть, не дай бог, конечно, более мощная агрессия со стороны России, чтобы парламент проголосовал. Так, как выглядит ситуация сейчас, в парламенте провести такое решение будет невозможно».

«Эффект неожиданности потерян, и очевидно, что депутаты готовятся к этому варианту, очевидно, что общество не до конца понимает эту ситуацию, как следствие, особой поддержки президента нет, поэтому шансы сделать все по закону минимальны», — соглашается Петр Олещук.

Но даже если веская причина и найдется, президент станет заложником собственной политической игры.

«Если что-то произойдет, например, на линии разграничения, в Азовском море или еще где-то, Россия тут же получает козыря в руки для того, чтобы сказать: вот видите, это провокация со стороны Украины, чтобы продлить военное положение», — резюмировал Кость Бондаренко.

Loading...

Related posts